Зеленая книга (2018). Отзывы о фильме.

Зеленая книгаGreen Book (2018)-----------------В главных ролях: Вигго Мортенсен ,Махершала Али ,Линда КарделлиниРежиссер :Питер ФарреллиСценарий :Ник Валлелонга, Брайан Хэйес КарриЖанр: комедия,драмаСтрана: СШАПремьера в РФ: 24 января 2019Оценка критиков: 8 (10)Моя оценка : 9 (10)--------------Коротко: реальная история о музыканте и его новом водителе. Твой босс "цветной" и " пидар....с" ,ничего страшного в наше время, а повествование идет о 60-х годах, когда иначе думали об этом. Фильм "зашел" и сочувствую тем ,кто его не понимает. Для вас снимают "Человек-паук" и подобную "дичь".....С первого же кадра «Зеленой книги» (2018) Питера Фарелли, когда мы видим ночной клуб Касабланка в Нью-Йорке 60-х годов, мир этого фильма захватывает тебя полностью, и ты с легкостью поддаешься очарованию рассказанной истории, ее основной интонации и музыкального ритма.Навскидку можно выделить сразу несколько основных тем фильма: дружба, расовая дискриминация, преодоление предубеждений, музыка в нашей жизни, хотя последняя, пожалуй, не столь очевидна, несмотря на фабулу. И какой бы акцент ни выбрал для себя смотрящий, это будет фильм о человеческих отношениях, о способности понять друг друга и принять. За «Зеленой книгой» уже закрепился определение «добрый фильм», и, наверное, в наше время это наилучшая похвала.Самой сильной частью фильма стали актерские работы Вигго Мортенсена и Мархешала Али, которые продемонстрировали не только свой высокий профессиональный класс в деле перевоплощения и создания образа на экране, но и сделали эти образы невероятно живыми, притягательными. Таких людей хочется узнавать, изучать, об этих героях думаешь не только во время просмотра, но и после – они остаются с тобой, словно ты их когда-то знал лично. Несмотря на кажущуюся легкость такой задачи, актеры не всегда справляются с ней. В данном случае это удалось в полной мере. Конечно, рассуждая об этом, в первую очередь вспоминаешь образ простоватого и неотесанного Тони Валлелонга, но и Дон Ширли не менее харизматичен в своей щепетильности и изысканности.Создатели вообще не стали концентрироваться на стилизации, хотя эпоха воссоздана безупречно – по работе костюмеров и реквизиторов нет никаких вопросов. Но в воссоздании эпохи большая нагрузка выпала на долю сценаристов – время выражено в отношениях людей больше, чем в одежде. То, что носят Тони или Дон, вполне можно носить и сейчас, не являясь иконой стиля ретро, а вот то, как они друг с другом общаются и о чем говорят – это примета времени. Хотя и Вигго Мортенсен, и Питер Фарелли не раз подчеркивали, что многое из показанного в фильме, актуально и для современного мира.Возвращаясь к основным темам фильма, можно сказать, что каждая из первых трех перечисленных – дружба, расизм и предубеждения – разрешаются с помощью друг друга. Однако то, что витает над всем этим – это музыка. И пусть кажется, что это лишь биографическая зацепка для сценаристов, но она оказывается не так проста. Для понимания образа Тони Валлелонги очень важно обращать внимание на то, что он говорит о музыке и как ее слушает: их с доктором Ширли разговор в машине о «черной» музыке вроде бы не носит концептуального характера, но характерологический подтекст у него огромный. И есть еще один штрих к портрету, безукоризненно исполненный Мортенсеном: то, как он слушает игру Дона Ширли – как не всем актерам дано показать то, что происходит внутри благодаря музыке, так и не всем людям дано пережить тот духовный катарсис, который искусство способно нам даровать.Поэтому сводить «Зеленую книгу» к теме расизма значило бы предельно сузить ее смысловой диапазон – все равно, что вместо того, чтобы говорить о человеческом сердце, разбирать строение сердечной мышцы. Фильм Питера Фарелли вообще о человеке, о его безграничности и о том, что внешний вид и первое впечатление о человеке почти никогда не дают верного представления о его внутреннем космосе.Самое верное и лучшее, что можно сказать о фильме, это повторить слова из интервью Вигго Мортенсена: «Зеленая книга» делает людей счастливыми». И после просмотра фильма понимаешь, что это действительно так!(с) marie_bitok------------------Я давно ждал этот фильм, нет, не из-за номинации на Оскар Вигго Мортенсена, а скорее из-за сюжета. Потому что это специфичное, “необычное” биографическое кино.Сюжет прост: афроамериканец-пианист нанимает бывшего вышибалу-итальяшку для просвещающего турне в Южные штаты. Напомню, на дворе 62-ой и меньше всего жители Луизианы хотят посетить так сильно наполненный смыслом и борьбой клавишный концерт доктора Дона Ширли.“Какая же заезженная тема”, — скажете вы. Верно, абсолютно такие же эмоции испытал и я. Но, к счастью для меня, вас и коллегии Оскара, все немного глубже, серьезнее и так по-человечески сложнее.Дон Ширли — гений, гений с большой буквы, но, он афроамериканец в Америке. В Америке, которая пока не может себе позволить справить нужду в одном сортире с “негром”, поужинать с ним же в одной комнате. Все, к чему они готовы, это дать ему выступить за хрустящий доллар.Он воспитан, его речь сложна даже для белых, он элегантен, костюмы и сорочки всегда подобраны идеально. Он богат, иногда даже восседает на троне. Это выглядит комично. Но он негр. А точнее сказать, он тот человек — “между”. Он не собирал хлопок в полях Миссисипи, его не били плетью, его дети не умирали от голода и их не продавали из дома в дом. Это неюутное чувство преследует его повсюду, он лишний. Это тяжело. Обременительное одиночество как тень виснет над ним, затемняя блеск его гения. Он обречен на одиночество. И Ширли с ним справляется, по крайней мере, так он думает сам.С другой стороны — Тони Валлелонга. Американский итальянец со всеми вытекающими. Любитель вкусно поесть, живет с огромной семьей и не прочь размять кулаки о лицо какого-нибудь бунтаря у себя на работе. Тони — очень простой малый и, как говорит он сам, специалист по связям с общественностью. Смешно, правда?Как судьба свела этих двух вместе? Я не знаю, но, как кажется мне, в этом и есть судьба. Противоположности притягиваются и вместе делают друг друга только сильнее. Так и здесь сюжет “Зеленой Книги” очень напоминает фильм “Неприкасаемые” с Омаром Си, но это не делает фильмы идентичными, хоть оба из спасаемых так сильно заточены в себе, одиноки и разбиты.С первых секунд картина дает нам понять о своих серьезных намерениях в борьбе за статуэтку. Визуальный ряд отполирован даже чуть лучше, чем Кадиллак Тони, саундтрек хирургически точен и так сладко встает в оппозицию классической игре Дока. Мы видим две реальности, которые наконец-то столкнули лбами, да так, что искры долетели до наших дней, ведь история основана на реальных событиях. Еще один плюсик в копилку.Ставка, сделанная на дуэт Махершала-Мортенсен, сработала на 300%. Я не буду скрывать своей любви к работам Вигго, ведь трилогия “Властелина Колец”, “Капитан Фантастик” и “На дороге” говорят сами за себя, а вот Махершала Али удивил меня очень сильно — я помню его по первому сезону Карточного Домика, но за прошедшее время он качественно вырос и в 2017 был лауреатом чуть ли не всех самых значимых наград. Плюсов становится все больше.Возвращаясь к сюжету, хочу сказать одно: фильм очень хорош, он не кажется затянутым, не смотря на хронометраж, а героям хочется сопереживать, — что еще надо зрителю? Великолепный саундтрек, так искусно противопоставленный академической натуре Дока заставляет улыбаться и наполняет фильм теплом. Простушка жена, которая не покидает кухню и со слезами на глазах читает постскриптум в письмах Тони. Консервативный русский напарник, лихо закидывающий “огненную воду” с циничным взглядом. Всё. Как по мне, формула идеального кино соблюдена.(с) proebi_city-----------------Факты о фильме:Ник Валлелонга, старший сын «Болтуна» Тони, с детства слушал рассказы о путешествии своего отца с Доном Ширли. «Эта история занимала меня всю жизнь, еще с тех пор, когда я был ребенком», – рассказывает Валлелонга, актер, сценарист, продюсер и режиссер, в послужном списке которого такие работы как «Смертельное падение», «Путь клинка», а также отмеченные наградами инди-вестерн «Золотая лихорадка» и телефильм «Дезорганизованная преступность».Тони вырос в Бронксе и 12 лет проработал в ночном клубе «Копакабана». Там ему приходилось видеть и мафиозных боссов, и знаменитостей, таких как Фрэнк Синатра, Тони Беннет и Бобби Дарин. Несмотря на то, что школу он бросил уже после седьмого класса, Тони за словом в карман не лез и мог убедить кого угодно в чем угодно. «О моем отце я мог бы снять полсотни фильмов, – говорит Ник Валлелонга. – Он был кем-то вроде персонажей ДэймонаРаньона, живой как жизнь. Когда он входил в комнату, все обращали на него внимание». Это оказало огромное влияние на его сына – как и дружба Тони с Доном Ширли, а также история их знакомства. «Уже с детства я хотел стать кинорежиссером и рассказывать истории, а эта отцовская была совершенно необыкновенной. Она была частью семейного фольклора, но для меня это был прежде всего рассказ о том, как два совсем разных человека, встретившись, изменили жизнь друг друга и стали после этого смотреть на мир другими глазами. Это очень воодушевляющая история, и в наши дни способная оказывать влияние на умы».Для Тони путешествие, совершенное в 1962 году вместе с Доном Ширли, стало первой возможностью воочию увидеть, как живется чернокожим в южных штатах, и сколько унижений, а также реальных угроз жизни и здоровью принесли афроамериканцам расистские законы, защищающие привилегии белых. В эпоху сегрегации чернокожие могли есть, спать, делать покупки и прогуливаться в строго определенных местах. Даже общественные питьевые фонтанчики и туалеты подразделялись на одни, «для черных», и другие, «для белых». Ограничения охватывали все аспекты повседневной жизни. В некоторых городах Юга были даже изданы «законы о наступлении темноты», по которым после захода солнца ни одному чернокожему не разрешалось появляться на улице. Тому, кто ослушался, грозило нечто гораздо худшее, чем арест. «То, что открылось моему отцу за время поездки с Доном Ширли, навсегда изменило его взгляд на мир, – говорит Ник Валлелонга. –Он увидел то, о чем раньше даже не подозревал и не догадывался. Думаю, то же самое можно сказать и о Доне Ширли».Ранее в своей жизни Ширли почти не сталкивался с афроамериканцами, ни в географическом, ни в культурном плане. Он изучал классическую музыку за рубежом, а в Штатах выступал преимущественно на северо-востоке. На момент знакомства с Тони Дон Ширли жил в роскошных апартаментах рядом с Карнеги-Холлом. «Это была всего лишь двухмесячная поездка, но для моего отца она стала началом больших перемен в мировоззрении. Воспитывая нас, своих детей, он учил нас судить людей по их качествам и уважать каждого человека», – говорит Ник.Валлелонга надеялся, что однажды снимет фильм об этой поворотной точке в судьбе своего отца. И когда Тони и Дон Ширли достигли преклонных лет, Ник проводил с ними много часов, делая аудио и видеозаписи подробных рассказов об их совместном путешествии.Дон Ширли был для Ника другом их семьи. «Впервые я увидел Дона Ширли, когда мне было пять лет, – говорит Валлелонга. – Это был очень щепетильный, хорошо одетый, высокообразованный человек с прекрасно поставленной речью. Он уделял много вниманиянашей семье и прекрасно ладил со мной и моим братом. Он дарил нам подарки. Помню, когда я был еще совсем маленьким, он подарил мне коньки. Он был необыкновенным, совершенно особенным человеком».Валлелонга считает свой фильм «Зеленая книга» данью памяти своему отцу, его личности и наследию. В то же время Ник гордится тем, что эта картина раскроет музыкальный талант доктора Дональда Уолбриджа Ширли – виртуозного пианиста, композитора, аранжировщика и исполнителя.Трейлер к фильму: Подписывайся на "Записки без прописки" в VK ,а также голосуй за этот фильмСписок всех рецензий блогаПоддержка автораВажно! Это личное мнение автора или авторов рецензий!

Источник