Встреча с Евгенией Мельниковой. Часть 2

Настраиваемся на серьезный разговор! Выпускница Суриковки и преподаватель рисования Евгения Мельникова рассказывает о законах эстетики, критериях профессионализма в живописи и трудностях современного арт-рынка. Первую часть ответов на вопросы учеников читайте здесь. Насколько реально заниматься продажей картин и работать с заказчиками в России? У меня покупают картины буквально раз в год, у всех ли так? Это прямо боль! Для тех, кто на слуху, даже моих ровесников, есть аукцион VLADEY. Там можно выставиться и в принципе продать картину тысяч за сто – хорошая цена для художника. Это какие-то редкие случаи, их не очень много. Аукцион достаточно маленький, там все друг друга знают. Чтобы продаваться вне таких аукционов, есть инстаграм и соцсети. Можно использовать следующую практику, но это 50 на 50 – ходить со своим портфолио по галереям и просто его рассылать. Но какие-то галереи это любят, а кто-то считает, что это моветон. Художник сам «подпихивает» свою работу, и это не все любят и уважают. Зависит от характера людей, которые владеют галереей. Надо выставляться в соцсетях и там себя максимально продвигать, и тогда могут купить за рубежом. У меня в России не купили ни одной работы, но есть две работы в Америке, одна в Финляндии (русские родные «Березки»), в Канаде, в какой-то северной стране (по-моему, в Швеции). Русские, которые там живут, просто увидели в инстаграме! Это нормальная практика, что с нашим не очень стабильным положением не все хотят вкладываться в искусство. Стабильная страна для продажи искусства – какая-нибудь Австрия. Там всё хорошо, и люди могут себе позволить вкладывать деньги именно в культурные ценности. А молодое искусство – вообще очень спорная вещь. Вдруг этот художник не будет потом популярным и известным? А вдруг будет? Это для тех людей, у кого есть возможность свободно оперировать деньгами. Прим. ред.: о нашем арт-рынке читайте в заметке «Почему в России плохо покупают картины?«. А в статье «Интернет-площадки для продажи картин» Вы найдете обзор четырех онлайн-магазинов и галерей, среди которых есть одна зарубежная. У меня в телеграме есть «Артнаграда«, она, по-моему, есть и в фейсбуке тоже. Там постоянно постят конкурсы, можно почитать условия, послать туда работу и даже продать ее таким образом. Некоторые галереи требуют, чтобы мы сами доплачивали за это, что не очень удобно. А есть бесплатные конкурсы. Можно почитать, попробовать! У Вас есть любимая галерея? Сейчас самое классное – всё, что делает ММОМА. На Гоголевском, на Петровке. У них просто очень хороший вкус, делают шикарные выставки. Еще я считаю, что новый отдел Третьяковской галереи очень сильный – выставка Кабакова и всё это современное искусство. Я пробыла на этой же выставке два дня в Питере (после этого ее уже привезли в Москву). Мы ходили на обед, а потом обратно заходили! (Смеется). Это было потрясающе, и фильм про него интересный. В Европе я, честно говоря, очень мало бывала. Все свои деньги вкладываю в холсты, а не в поездки! (Смеется). Там не могу посоветовать что-то адекватное. В Питере с современным искусством не очень, а Эрмитаж, конечно, я очень люблю. Просто обожаю. Понятно, что это тенденция с тех времен, когда они во всём лидировали. Не буду поднимать все эти гендерные темы (феминизм и прочее). Я с уважением отношусь к феминизму, конечно же, потому что он мне многое дал, я могу самореализоваться. Но мне не нравится, когда это слишком оголтело. У нас сейчас куча всего прекрасного, мы в замечательном положении. Во всяком случае, в нашей и Москве всё неплохо. (Смеется). Ну и в Европе всё здорово! Во всем должна быть мера, уважение одного пола к другому, а когда они друг друга начинают перекрывать – это не очень здорово. Сейчас есть известные художницы, и их много, на самом деле. Например, Дженни Савиль, которая пишет «огромную» живопись. У нее много автопортретов, академических обнаженок. Она недавно продала за какую-то бешеную цену свою работу, на ней огромная обнаженная женщина в теле сидит на фонарном столбе. (Смеется). Думаю, это тоже, конечно, к феминизму. Просто, может быть, у мужчин больше сил карьеру строить. Я понимаю, сколько сил это отнимает у меня, а я хотела бы семью… Для меня великий пример – королева Елизавета, которая могла и семью построить, и быть королевой, и всё на свете. (Улыбается). Есть такие великие женщины, и я ими очень вдохновляюсь. Мне кажется, здорово, когда нет разделения, что мол я только художник. Здорово, когда ты «расширен» по максимуму, когда ты становишься не просто сильным художником, но и сильной женщиной, сильным человеком. Не знаю, получится у меня так или нет, но у меня есть идеальные мечты на эту тему. Дальше будет больше, гендерные различия стираются. Насколько эффективно онлайн-образование? Если ты приходишь в школу и университет, оценивают твою «живую» работу. А онлайн-урок – это всё-таки дистанция. Передача через фото деформирует рисунок, меняет. Я просто сейчас прохожу несколько курсов и думаю: вдруг я трачу время? Мне нравится то, что это не занимает времени на дорогу! Да, это безусловно плюс. Мне кажется, это зависит от того, чей курс. Если педагог близок, и понятно, что он говорит, нравится результат – то, конечно, есть смысл. Мы не можем учиться у педагогов, которые не нравятся. А тратить время на дорогу я сама, например, уставала. Если бы в университете, где я сейчас учусь, была бы возможность заниматься дистанционно, слушать те же лекции и мастер-классы, присылать картины на проверку – было бы здорово. Это экономия сил. В группе, конечно, можно посмеяться, пообщаться, потусоваться, спросить что-то у педагога. Но в онлайн тоже можно то же самое сделать, коммуникацию выстраивать. Насчет того, полезно ли это. Думаю, да! Я не знаю про другие онлайны, я могу только про свой говорить. В нем у учеников получается много работ. Больше, чем если ходить и заниматься в живую. Доехала, разложилась, послушала, начала рисовать – уже пора собираться. Времени мало, урок небольшой, а так можно сидеть и пересматривать, делать заново, достигать наилучших результатов. Фишка в том, чтобы быть честной с самой собой и послать вместо одной работы четыре и сказать: «Я очень старалась, у меня не получалось, я сделала еще раз. Какой лучше?» Педагог всегда поможет. Мне кажется, это комфортно, и результаты хорошие. Я каждый раз проверяю своих онлайников и удивляюсь. Не знаю, как у них это получается, прямо фантастика! Спрашиваю: – «Вы занимались раньше?» – «Нет». – «Да как так? Серьезно?» – «Первый раз, Жень, карандаш держу!» Такой вот опыт у меня. Я с одной стороны зеркала смотрю, и все пишут, что комфортно. Меня просто смущает тот факт, что на проверку я отправляю фотографии своей работы, а хотелось бы показать ее в живую. Вообще можно просто договориться о встрече, когда папка работ набирается, и показать их. В этом нет ничего такого. Мне кажется, никто из педагогов не откажется! У нас у всех есть соцсети, можно написать: «Я три месяца занималась, посмотрите, пожалуйста». Это классно, я бы посмотрела! По-моему, это для педагога тоже интересно, потому что увидит результат в живую. Конечно, наверное, тревожит передача цвета. Но у нас всё цифровое сейчас. Это, между прочим, философская тема насчет медиа-изображения и реального изображения. Что в XXI веке реальнее – настоящая картинка или ее дубликат в инстаграме? Что продается? Это уже вопрос к философам. И вообще фотка не настолько сильно искажает. Какие есть правила фотографирования работ? Как-то по-особенному свет выставлять или снимать у окна, чтобы максимально точно было видно линии? Или какие-то режимы в телефоне выбирать? Очень хороший вопрос. Многие студенты присылают работы, сфотографированные вечером, и я прошу утром перефотографировать при дневном освещении. Когда свет желтый, то любой, даже самый хороший фотоаппарат всё равно будет желтить. Утром подошли к окошку, положили работу. Можно сделать небольшой угол (подложить книжку), чтобы не бликовали линии, если это карандаш. Еще я, если хочу заморочиться, скотчем наклеиваю на себя белый листик. Чтобы окно рефлексировало, отражало, когда я подхожу к картинке. Фотостудия на две минуты, получается и от окна свет, и от пуза свет. (Улыбается). С какой целью люди поступают в Kalacheva School и подобные школы? Для себя или есть какие-то далеко идущие задачи? А может, цели возникают в процессе обучения? Заметила, что приходит большое количество людей, которые имеют какие-то смежные профессии. Дизайнер, флорист, человек, пекущий красивые тортики, визажист, парикмахер, стилист… Им нужно понимать, как правильно сочетать цвета, чтобы всё было гармонично, это важный момент роста в своей профессии. Еще фотографы, потому что они очень близки к искусству рисования, они тоже картинку создают и думают, как сделать в фотошопе красивый колорит. Люди, которые делают красоту в разных ее проявлениях: красоту человека, красоту вещи, интерьера, окружения, цветов, да чего угодно. Они неравнодушны к эстетике. Есть те, кто приходит закрывать гештальт – кому в детстве запрещали рисовать. Говорят: «Всю жизнь хотела, но я инженер». Просто себя раскрыть. Потому что очень вредно, когда ты всю жизнь живешь с каким-то нереализованным потенциалом. Он начинает работать внутрь, а не наружу. Не раскрывать тебя, не делать шире, а делать замученным и зажатым. Это не очень полезно. Я рада, когда люди приходят побороть страхи, работают с неуверенностью в себе. Кому-то мама говорила: «Что у тебя за рисунок дурацкий!». Разные мамы бывают… Или папа: «Всё чушь, дворником будешь! Иди, получай профессию». Понятно, что в то время вообще такие условия были. Мне, кстати, чудом разрешили рисовать, у меня родители инженеры, причем инженеры-космостроители. Отец запускал Гагарина! При этом он говорил: иди рисуй, давай! Меня так воспитали. За это большое спасибо. Когда я 15 лет назад начинала учиться, я не предполагала, что смогу зарабатывать этим деньги. Я не знала, что это вообще реально, что буду преподавателем. Думала, буду сидеть на чердаке, грызть кисточки… (Смеется). Плюс к этому есть люди, которые просто хотят раскрыть себя. Какую-то новую профессию открыть, ходить по галереям и музеям. Искусство восхищает, хочется сделать что-то такое же. Я очень люблю задавать вопрос группе: «Что Вы хотите от курса? Если есть задача – скажите, будем ее решать». В основном все молчат от стеснения, но иногда говорят, что для себя. Если я вижу, что талант начинает выстреливать, хочется подойти и сказать: «Рисуй, поступай куда-нибудь!» Смотрю по ходу действия и советую, куда идти дальше. В процессе человек должен понимать, что ему нравится больше, что удачно, а что нужно подтягивать. И вообще, хочет ли он по этому пути идти, насколько ему это комфортно, приносит ли счастье и удовольствие, удовлетворение, раскрытие потенциала. Когда учитель объясняет, что хорошо, а что плохо – всё понятно. А как самому научиться это видеть? Есть законы эстетики, по которым мы можем сами проверить, что получилось, что нет. Я на базовом курсе как раз этим законам учу. Получилась композиция по правилам? Получился колорит по законам цветосмешения, близости цветов друг к другу? Получилось контрастное, яркое изображение? Нету лишних деталей, которые нас отвлекают от сути? Есть самое главное, центральное, интересное? Работа нравится, чувствуешь удовлетворение, тебя ничего в ней не раздражает, не смущает? Себя я тоже так проверяю. Это просто свод правил. Конечно он не такой черствый, не 27 с половиной пунктов. Всё зависит от задачи. Я даже выписываю себе на листочек все вопросы к своему холсту. Подхожу и смотрю: это сделала, это сделала, а это вызывает вопрос – дописала. Это очень систематичная работа. Честно говоря, я сама долгое время ощущала себя студентом. Когда еще в «Сурке» училась, не могла себе дать ответ на вопрос, хорошо я написала или нет. Иногда чувствую, что сделала по всем законам, но сомневаюсь в себе. Тут уже начинается «кокетство» с внутренним художником. (Улыбается). Вроде ты уже профессионал, но еще не уверен, потому что педагог тебя не отпустил и держит. Когда уходишь полностью в самостоятельный мир, тогда это ощущение приходит. Когда больше сама с собой общаешься на эти темы на основе полученного опыта и знаний. Но когда Вы показали свою первую и вторую дипломные работы, мне показалось, что они похожи по манере исполнения. И тем не менее комиссия у Вас не приняла первую, хотя она тоже была очень хороша… Я думаю, это просто какой-то эмоциональный конфликт личностей. Потому что мой стиль не очень менялся за это время, Вы верно подметили! Скорее всего, не сошлись характерами, а потом два года я доказывала, что хочу выпуститься. Так тоже бывает. А если тебе кажется, что твоя картина хорошая, а другие художники говорят, что нет? Лично я уже ни к кому сейчас не буду прислушиваться, если честно. Я послушаю абсолютно всех с уважением. Кто-то скажет, что плохая работа, кто-то – что хорошая… А я буду знать, какая она на самом деле, потому что сделала ее со своим посылом, уже имея право сказать: «Ребят, мне всё равно». Это нормальная позиция, если есть опыт внутренних побед. То есть, если получилось выплеснуть внутреннее так, чтобы снаружи было так же –  это классно. А что говорят остальные – это их мнение. Сколько людей, столько и мнений. В чем разница между художником-профессионалом и любителем? Kalacheva School выпускает профессионалов или любителей с точки зрения настоящего художника? Я бы не преподавала здесь пять лет, если бы мы выпускали не профессионалов, если бы я считала, что мы дилетантство разводим, и студенты не могут выпуститься с достаточными знаниями. Я очень люблю наши результаты и стилистику. Особенно мне нравятся работы Вероники Калачевой, многие акварелисты на нее ориентируются в своем стиле – он действительно великолепен, свободен, грамотен, академичен. Это, конечно, круто! Я не видела откровенно плохих работ, все выпускаются на достаточно достойном уровне. Просто дальше кто-то продолжает рисовать, и у него еще круче всё идет, а кто-то останавливается. Что нужно, чтобы почувствовать себя профессионалом? Сколько времени, какие отрасли искусства надо изучить? Я могу это измерить только количеством времени, потраченным на рисование. Мне кажется, нужно рисовать пять-шесть дней в неделю (как на работу) хотя бы какое-то количество часов. Три часа – идеально. Я сама три часа не успеваю рисовать. Так годик порисовать без каникул, и уже будешь очень сильным профессионалом, пройдя несколько курсов и рисуя самостоятельно с интервалами между курсов. Закончили курс по акварели – месяц еще сами порисовали. Чувствуете, что результат закрепился, но хочется чего-то нового – идем на Акварель Про. И так далее. Работа всегда получается хорошо, когда Вы прошли какой-то образовательный блок и смогли после него рисовать так же, как на этом этапе. И стараться практически не делать перерыва. Год – нормально!

Источник