В фильме «Подкидыш» вор борется с ленинградскими бандитами

Кинокомпания «Амедиа Продакшн» готовит для зрителей Первого канала подарок: сериал «Подкидыш». В ретро-детективе будет 12 серий, в главных ролях — Антон Шагин, Тимофей Трибунцев и Аглая Тарасова. А режиссером фильма стал создатель сериалов «Ольга», «Кости» и фильмов «Zолушка» и «С новым годом, мамы!» Антон Борматов. Завязка фильма очень оригинальная. На дворе — 1926 год, разгар НЭПа. В город как раз должен прибыть новый, недавно назначенный начальник отдела уголовного розыска, которого никто не знает в лицо. Подкидыш поначалу собирается незаметно исчезнуть, но, узнав, что в городе есть большой склад дорогих «вещдоков» (краденых вещей, которые должны фигурировать в судебных процессах в качестве вещественных доказательств) и экспроприированных вещей, решает не торопиться. Обокрасть этот «криминальный Сезам», имея на руках удостоверение милиционера, довольно легко, и преступник начинает продумывать план, как ему половчее обстряпать это дельце. Но тут «на горизонте» у Подкидыша появляется героиня Аглаи Тарасовой — идейная комсомолка, к которой у провинциального вора возникают романтические чувства. Площадками для создания ретро-детектива стали Санкт-Петербург и Кронштадт. Павильонные съемки в городе на Неве проходили в знаменитом Тучковом буяне (бывшем здании пеньковых складов, выстроенном во второй половине XVIII века на небольшом островке в русле Малой Невы, который со временем стал частью самого большого Петроградского острова) и на территории одного из старейших предприятий города — завода «Красный Треугольник». Здания из изъеденного временем и закопченного дымом красного кирпича, кое-где прикрытого потрескавшейся от времени штукатуркой, которые уже много лет ждут реставрации, хорошо передают атмосферу послевоенной разрухи 20-х годов прошлого века. Рядом со съемочной площадкой припаркованы автомобили тех времен, вокруг них бегает «чумазая» детвора из массовки — в одежде нараспашку и не по размеру больших кепках, то и дело падающих на глаза — изображая беспризорников. Антон Шагин, облаченный в кожаную куртку, повторяет слова роли. А в это время Аглае Тарасовой поправляют макияж и укладку–кудри, популярные у модниц того периода. Наконец-то Аглая Тарасова освободилась от опеки гримеров и может рассказать нам про свою героиню. — Моя Анна — сирота и вынуждена сама пробивать себе дорогу в жизни, поэтому одевается она достаточно аскетично, — пояснила Аглая. — У нее есть несколько юбок и плащей, которые она время от времени меняет. Хотя мне уже не раз говорили, что в кадре она выглядит по-буржуйски шикарно. (Улыбается.) Но моей вины в этом нет — это полностью заслуга наших художников по костюмам. А еще мне сшили несколько нарядных платьев, но это уже на вторую часть нашей истории, когда произойдет перевоплощение моей героини. Ведь в начале картины она — ярая комсомолка и убежденная максималистка, ходит в революционной косынке, а к концу сериала она становится более женственной: Анна влюбляется, и ей хочется быть красивой: наряжаться и делать прически. Поэтому в последних сериях она предстанет уже такой возвышенно-романтичной. «Как видите, талия у моего платья находится на уровне бедер», — говорит актриса, проводя рукой по воздушной юбке. — Все силуэты тогда были в основном прямыми. Мне такая мода не совсем близка, но все равно считаю эти наряды красивыми и комфортными. А еще для этого проекта меня подстригли. Я сначала отчаянно сопротивлялась, а однажды уснула в гримерном кресле, и наш художник по гриму, воспользовавшись ситуацией, отстриг мне половину волос. Я, когда проснулась, была в шоке! Но обратного пути не было – пришлось смириться! (Улыбается.) По признанию режиссера, перед ним не ставили задачу снимать историческую картину и добиваться того, чтобы его персонажи говорили языком времен НЭПа. Но все же к деталям создатели детективного сериала подошли очень ответственно. С самого съемок вся команда консультировалась у сотрудников Музея истории милиции Культурного центра ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области, где хранятся материалы уголовных дел прошлых лет, множество фотографий тех времен, а также информация о судьбах оперативных работников и следователей. На вопрос о том, с кого он «списывал» свой образ, Антон ответил так: — Мне приходилось в юности встречать людей, имеющих отношение к криминальному миру: я родом из города Кимры Тверской области, и в нашем доме, в соседнем подъезде, как раз жили бывшие уголовники. Правда, «дома» — на свободе — они бывали крайне редко, но тем не менее, у меня была возможность понаблюдать за ними. Не вдаваясь в детали, скажу: это совершенно другой мир… Своего героя Антон называет смелым и решительным. В одной из сцен актеру из-за такой решительности своего персонажа пришлось даже рисковать своим здоровьем. Зрителей ждет много погонь, схваток и других эффектных сцен. Многие трюки Аглая и Антон выполняли самостоятельно. Не обошлось, правда, и без казусов. — Мы много и стреляем, и бегаем, были у нас и постановочные сцены драк, — рассказывает Тарасова. – В одной сцене мою героиню бьют по лицу, и она падает на асфальт. Режиссер спросил, умею ли я это делать. На что я честно ответила: «Не знаю, но попробую!» Решила, что пойму это уже опытным путем. Но вроде бы, все получилось естественно. Хотя по жизни я — «человек-невезение», и мне порой бывает страшно на площадке исполнять какие-то трюки, потому что я не всегда могу рассчитать свои силы и траектории движения, и могу нечаянно ударить партнера по-настоящему. Так, однажды на съемках другого проекта я нечаянно со всей силы удалила в живот Филиппа Янковского. Надо было только изобразить удар, но моя нога в нужном месте почему-то не остановилась. Но с сейчас самое сложное для меня на площадке — не трюки, а не «прокалываться» в сценах с Тимофеем Трибунцевым.

Источник