Упражнение для вдохновения — Say Yes to inspiration

За окном типичная московская весна: многообещающая, но пока очень далекая. Чтобы не скатываться в грусть и томительное ожидание, предлагаю жить здесь и сейчас. А главное – творить! С разбегу, без лишних приготовлений. Для этого мне лично замечательно помогает упражнение «Камни в кармане«.

Сегодня в нашем меню камешков сразу несколько, приглашаю присоединяться ко мне в комментариях!

 «Старые телефоны»

На зеленых старых обоях есть надпись, сделанная синей ручкой: «5-29-22 Ольга Авиабилеты». Рядом стоит телефон 60-х годов, когда-то, вероятно, белый, теперь желтоватый, цвета слоновой кости. На нем диск, который если его прокрутить, раздается музыкальный треск и «дзинь-к» в конце. Трубка телефона тяжелая, большая, с выраженными округлостями висит на двух специальных рожках. Я вижу, как бабушка берет трубку, воспроизводит музыку номера, и произносит (почему-то особенно непохоже на свой голос), будто взяв в займы интонации фразу: «Алло, это говорит Елизавета Семеновна».Дальше она продолжает своим родным голосом разговаривать с Ольгой, почтительно и долго о делах, продуктах и внуках. И когда все формальности и этикет соблюден, бабушка станет просить билеты: «Срочно, послезавтра. Да, Москва. К дочери. Да. «Спасибо, Оленька, буду должна!» 

«Вечер в автобусе»

Вечером на проселочной дороге, когда сумерки медленно гаснут, надежда выглядит вполне определенно — это два жарко горящих вдали огня. Они вырывают меня из своих мыслей, и сердце начинает колотиться от радости — дождалась. Автобус. Я ждала его на окраине большого поля, стоя на прибитой машинами мелкой серо-белой пыли, одна. Когда он прибывает, я вижу немного усталое но гордое лицо водителя, полные тепла и света огромные окна, а также сморенных дорогой людей. Автобус приветливо шипя, открывает двери и пускает меня в свой замкнутый, человеческий мир. Тут сразу пахнет едой, собранными, еще хранящими запах грунта помидорами и петрушкой. Я сажусь у окна — теперь мир становится мультиком, кадры сменяют друг друга, всё больше растворяясь. Сгущается тьма, и теперь я вижу только свои блестящие глаза, глядящие в окно, как в зеркало. И кажется мне, что за окном — космос, а во всем мире из живых есть только мы — пассажиры автобуса, летящие сквозь тьму. 

«Гербарий»

Сквозь тонкую сеть сосудов через хрупкую, но твердую ткань рассеивается мягкий свет, льющийся из окна. Я держу сухой листик клена за крепкий черенок, и, прищуря, глаза фокусируюсь через маленькую дырочку на вид из окна. Там зима, серый снег и чернота асфальта, серое недружелюбное небо. Снова смотрю на лезвие засушенного листа. Охристый, теплый, живой, расчерченный почти симметрично и причудливо. Напоминание о недолговечном, неуловимом лете, которое всегда бросает меня внезапно, оставляет наедине с зимой. Я кладу обратно лист туда, где теперь ему место, туда, где я нашла его случайно в серый промозглый день — между страниц книги.  И снова остаюсь в серости зимнего дня одна.  

Жду ваши ассоциаций!)

Понравилось это:

Нравится Загрузка...


Источник