Уборка по КонМари – или по-своему?

Когда поздним осенним вечером я наблюдала из окна кухни, как Пашка раз за разом спускается к машине и возвращается со своими вещами, думаете, я мечтала об уютных совместных завтраках по выходным или задавалась вопросом, будет ли он хоть иногда мыть посуду? Нет. Я прикидывала, где разместить всё его добро. Я живу здесь с раннего детства. Моя квартира помнит отца, дедушку и бывшего мужа, а ещё маму, которой не стало 4 года назад. За это время накопилось достаточно культурных слоёв. Всё, от чего ломятся шкафы, полки и ящики, насобирала не я одна. Я кое-что знала о Пашиных увлечениях, но не ожидала, что он привезёт 4 пары лыж, сноуборд, коньки, ролики и велик, а ещё коллекцию ножей и полный комплект зимней и летней амуниции, оружия и «патронов» для пейнтбола. Срок годности цветных шариков закончился, и пока он складывал их, чтобы выбросить, я подумала – а что у меня есть подобного? Говорящего обо мне? Десяток тетрадок со стихами и две пары танцевальных туфель? Так это можно унести в одном пакете! Чем же тогда заняты все три комнаты? Ну, про один пакет я, конечно, загнула. У меня, например, много книг. Я пользуюсь электронной читалкой, но мне по-прежнему иногда дарят книги, а что-то осталось от бабушки с дедушкой, от мамы. Я люблю читать в бумаге. Половина этого богатства ещё не тронута. Кстати, Мари Кондо категорически считает, что если книгу не прочли сразу, значит, в ближайшее время не прочтут («когда-нибудь означает никогда»), следовательно, нужно от неё избавиться. Не согласна. На днях я взялась за книгу, подаренную в 2012 году. Конечно, я не все книги оставляю. Но многие. На такие масштабные проекты трудно выделить время, да и сам этот масштаб подавляет. Я имела некоторое представление о том, что найду в процессе разборки, поэтому начинать было сложно. Кое-что я, конечно, выбрасывала, но чтобы вот так взять и перебрать всё-всё-всё – нет. Я знаю, что где-то хранится ящик с моей детской одеждой и обувью, оставленной для моих будущих детей. Как объясняла бабушка, никто не знал, какая будет жизнь через 20 лет. Как видите, ничего хорошего мать и бабушка не ждали. Где-то приткнулось мамино свадебное платье. И моё. А ещё материалы по учёбе в первом институте. Когда-то я пыталась восстановиться, но оказалось поздно. Так зачем мне теперь вся эта геодезия? Однажды с наступлением холодов бабушка предложила мне взять тёплое одеяло с антресолей. Я достала его и обнаружила, что оно совершенно новое, даже с биркой, на которой написана цена: 70 рублей. То есть – следите за моей мыслью, особенно те, кто не жил при СССР или не помнит – бабушка купила одеяло по цене, сравнимой с собственной зарплатой, и вместе того, чтобы тут же начать буквально жить в нём, убрала на антресоли. И оно лежит там уже полвека. Ну, плюс-минус. Дело не в моей странной бабушке. Она в свои 92 года помнит наизусть рецепт Наполеона и имена тех восьмерых мужчин, которые звали её замуж. Знаете, что это? Дефицитарное мышление. Она вела себя адекватно своему времени. Наверняка во многих семьях была праздничная посуда или одежда и то, что покупалось, чтобы использовать когда-нибудь потом. Да что бабушка. А я? Бедное детство и юность заставили меня научиться немного вязать и шить. Если вы не носили перешитое из перешитого, вам вряд ли понятно во всей полноте слово бедность. Да только вот бедность давно миновала, а у меня до сих пор есть несколько коробок и пакетов с тем, что можно перешить. Вернее, были. На этой неделе я сделала нечто важное – приняла тот факт, что у меня нет времени перешивать. Кроить из отреза новой ткани куда быстрее и проще, чем из распоротой вещи, так что все новые ткани я оставила. Их всё равно такое количество, что при моей обычной скорости шитья хватит на несколько лет. Один из главных принципов Мари Кондо – оставлять только те вещи, которые приносят радость. Ха-ха. Мне до сих пор приносят радость крепдешиновые тряпочки, что лежат в этих коробках! Лежали. Те самые, перешитые из перешитого. Мягкие, лёгкие, красивые. Иначе несложно было выбросить их ещё лет 20 назад. Пожалуй, для меня важнее радости оказалось честное признание: «Я больше никогда не буду этим пользоваться». Но начала я с простого. С носков. Мне хотелось попробовать скручивать вещи в трубочки и ставить вертикально – якобы так они занимают меньше места, и их сразу все видно. К тому же у меня уже была мягкая икеевскя коробка, носки в ней и лежали. Новый принцип мне понравился: кое-что я выбросила, и вскрылся второй слой – новые носки, о которых я забыла. Мари Кондо говорит об этом: когда вещей много, о тех, что не на виду, мы забываем. И покупаем вместо них аналогичные. Мы даже не знаем, что у нас есть. Я убедилась в этом на примере собственной коробки с носками, куда я залезала несколько раз в неделю, но никогда не докапывалась до нижнего слоя. Разобравшись с носками, я долго не приступала к остальным вещам. Даже когда мы уже купили три большие коробки. Я склонна мигрировать из размера в размер и в пределах 10 кг веса, поэтому у меня всегда полно вещей, которые велики или малы. Было полно. Года полтора назад я выбросила все вещи, которые малы. Ну, почти – оставила только самые любимые. Потом у меня был опыт общения со стилистом, в результате я выбросила всё, что не подходит по цвету. А прошлым летом-осенью после очередного похудения выбросила всё, что стало велико. Одежды осталось мало, и я не думала, что удастся избавиться от чего-то ещё. В итоге 7 пакетов. Семь. То любимое, до чего я так и не похудела. То, что можно было бы перешить. То, что велико, но чудом уцелело в шкафу. То новое, что оказалось не моё. А ещё много такого, что вроде бы и висело всё время на виду, но не использовалось и не выбрасывалось. Например, несколько поясов от платьев, давным-давно попавших в одёжный рай. Может, «Магическая уборка» и не произвела магического действия, но добавила вдохновения и азарта. Не обязательно слепо следовать методу – не именно этому, любому. Можно выбираю те составляющие, которые отзываются. Я не разговаривала со своими вещами, как КонМари, и не начала сушить посуду на балконе. И всё же я благодарна этой книге её автору за ещё один пинок в нужном направлении. Когда я говорю о 7 пакетах, я не учитываю то, что мы с Пашкой выгребли из двух антресолей и кладовки. Книжка Мари Кондо попалась мне вовремя, когда я была уже настроена на эту волну. Поскольку пока я разворошила те места, которые сама же в основном и захламила, я не ожидала обнаружить клад. Так и вышло. Пожалуй, пока самая забавная находка – распечатанное руководство по кабесео. Что ж, осталось полно неохваченных разборкой мест, и их наверняка достаточно, чтобы написать ещё одну статью. Придёте читать?

Источник