Семью надо сохранять?

Семью надо сохранять. Любой ценой. Не об этом ли твердят миллионы психологов? Не эта ли  благая цель, ради которой женщины идут на абмразуры тренингов? Я росла среди женщин, считавших брак — священной коровой. Не мужчину, не любовь, не взаимоуважение. А институт брака. Бездушный, испорченный в своей сути институт. Спасать брак — покруче военных действий. Это  кровавая война, где в ход идут любые средства. Привороты, отвороты, заговор от алкоголизма, пара щепоток яда для бездушной свекрови. Всё , во имя спасения брака. Я верю в семью. Верю, что каждый из нас приумножит своё счастье с другим человеком. Но какую цену ты готова отдать за сохранение брака? Первый раз я встретила их на лестничной площадке. Кудрявые рыжие волосы, отливающие на солнце и кристально-синие глаза смотрели на высокого, бородатого мужчину с нескрываемой игрой и блеском. Семейная пара. Не сильно отличающаяся от всех остальных. Немного обычная, немного счатсливая. А сзади шла, как и полагается, лапочка дочка. С двумя наспех заплетёнными косичками и последним выпуском Принцесс в руках. Люблю смотреть на счастливые семьи. От них веет любовью, заботой и домашними пирогами. Спустя некоторое время, оказавшись в своей квартире, я услышала стук. Громкий, пронзающий грохот. Как будто шкаф отошёл от стены и бился об стену, доказывая бессмысленность своего существования. Шум усиливался. Добавлялись странные крики. Много женского мата. Ещё больше мужского. Детский тонкий голос, умоляющий остановиться. Снова стук. Детский голос перешёл все возможные децибельные нормы. Слёзы. Опять женский крик. Теперь уже на ребёнка. Падают книги. Запах детского горя, просачивающийся через стену. И замки иллюзий домашних пирогов, тёплых посиделок и семейных улыбок растворялись в этом крике, словно прозрачная дымка. Знакомо ощущение, когда тебе больно оттого, что больно другому? Сидела в тихом безмолвии, не в силах объяснить самой себе, что происходит. В такие моменты чужая боль на мгновение переходит к тебе. Садится рядом на кровать, легонько болтает ножками и похлопывает твоё бессилие по плечу. Сор и избы не выносят. Из избы выносят душевно-раненых детей с синяками по всему телу. Из избы выходят искалеченные женщины и израненные мужчины. На следующее утро мы встретились снова. Кудри оказались едва слипшимися от пот и жира волосами, глаза выпуклыми, буквально вываливающимися с глазных орбит. Борода реденькой и жиденькой. А лапочка дочка — такая же милая мордашка с большим синим солнышком под глазом. В какой момент безумие двоих стало оставлять шрамы на лице третьего? Почему худой мир лучше хорошей войны? И может пора объявить войну? Или просто и незаметно капитулировать, в неизвестное, но возможно счастливое будущее? Семья важна. Семью сохранять надо. Но какую цену ты готова заплатить за красивую фотографию в рамке и столь привлекательный статус жены?

Источник