Обзор трилогии «Вызовите акушерку Дженнифер Уорф — mama-redactor

Эта зима прошла у меня с трилогией Дженнифер Уорф «Вызовите акушерку». История захватила меня настолько, что параллельно с чтением, я просмотрела все 7 сезонов сериала. Кстати, кино снималось ВВС. В основу книги положены реальные истории лондонских семей, рассказанные акушерками. Книга читается очень легко. Каждая глава – отельная история. Автор подробно рассказывает о жизни, быте, устоях и традициях малообеспеченных лондонских семей в 50-х годах прошлого столетия. Много интересного о работных домах, медицине, гигиене, работе врачей и медсестер. Много Лондона. В центре повествования самоотверженные акушерки ордена святого Нонната – это псевдоним религиозного ордена англиканских монахинь, – посвятившие себя благополучию малообеспеченных рожениц. Они сделали все, чтобы акушерство стало профессией, женщины получали качественный медицинский уход, а родовспоможение перестало быть привилегией богатых. Монахини-акушерки открывали родильные дома в лондонском Ист-Энде и в других трущобах индустриальных городов Великобритании. Они обучали женщин контрацепции и привлекали мужчин к планированию семьи. Тогда рожали по 20 детей и семьи ютились в крохотных комнатушках в жуткой антисанитарии и бедности. Женщины не принадлежали себе. Все время занимали стирка, готовка, уборка, уход за детьми. Интересно, как спустя 70 лет поменялся мир, изменились социальные роли, какой мощный прорыв произошел в медицине. «Несомненно, это был суровый район. Поножовщины и уличные драки никого не удивляли. Дня не проходило без драк и стычек в пабах. В маленьких, перенаселённых домах процветало бытовое насилие. Но я никогда не слышала, чтобы насилию подвергались дети или старики; слабых определенно уважали. То были времена близнецов Крэй, войн группировок, кровной мести, организованной преступности и жесткой конкуренции. Полицейские были повсюду и никогда не ходили в одиночку. И все же я ни разу не слышала о сбитых с ног и обворованных пожилых леди, о похищенных или убитых детях». «В XIX веке бедная женщина не могла позволить себе позволить заплатить врачу за родовспоможение. Она была вынуждена довольствоваться услугами акушерок-самоучек, или «мастериц на все руки», как их часто называли. Некоторые оказывались неплохими практиками, но остальные могли похвастаться лишь пугающими показателями смертности. В середине XIX столетия материнская смертность среди беднейших классов составляла 35–40 процентов, младенческая – 60. Осложнения вроде эклампсии, кровотечения или неправильного положения плода означали неизбежную смерть матери. Иногда, если какое-либо отклонение обнаруживалось во время родов,«мастерицы» бросали пациенток умирать в агонии. Нет никаких сомнений в том, что они работали в, мягко говоря, антисанитарных условиях, разнося инфекции, болезни и смерть». «Контрацепция, если и практиковалась, была весьма ненадежна. Все было отдано на откуп женщинам, которые бесконечно говорили о безопасных днях, красном вязе, джине и имбире, обливаниях горячей водой и тому подобном, но мало кто посещал центры по планированию семьи, и, судя по тому, что я слышала, большинство мужчин категорически отказывались предохраняться». «Оральные контрацептивы появились в начале 1960-х, и тогда же родилась современная женщина. Не привязанная больше к бесконечной череде младенцев, она могла быть собой». «В борьбе за реформу законодательства эти решительные монахини и их сторонники столкнулись с жесточайшим сопротивлением. Битва завязалась примерно в 1870 году; их называли «дурехами», «канительщицами», «чудачками» и «назойливыми кумушками», обвиняли во всех смертных грехах – от извращения до жажды неограниченной наживы. Сражение продолжалось тридцать лет, но наконец в 1902 году был принят первый Закон об акушерках и появился Королевский колледж акушерок». «Сент-Раймондские акушерки работали в трущобах лондонского Доклендса среди беднейших из бедных и почти всю первую половину XIX века были единственными достойными акушерками, работавшими там. Они неустанно трудились во время эпидемий холеры, брюшного тифа, полиомиелита и туберкулеза. В XX веке они работали во время двух мировых войн. В 1940-х остались в Лондоне и пережили «Большой блиц» с его массированной бомбардировкой доков. Они принимали роды в бомбоубежищах, землянках, криптах, на станциях метро». «Работа акушерок Святого Раймонда Нонната основывалась на религиозной дисциплине. Я не сомневаюсь, что в то время это было необходимо, потому что условия работы были настолько отвратительны, а работа столь безжалостна, что за нее могли взяться только верные Богу». «Все студенты-медики в 1950-х годах обучались акушерками. Конечно, им читали лекции профессора-гинекологи, но без клинической практики лекции не имеют смысла. Так было во всех университетских клиниках: студенты прикреплялись к наставнице-акушерке и выезжали с ней на вызовы – учиться на практике. Все врачи общей практики прошли обучение у акушерок. Только об этом мало кто знал». «В доме нет горячего водопровода, и мне интересно, как люди обходились, когда не было вообще никакого. Должно быть, это занятие занимало всю ночь – наносить и вскипятить. На чем? Кухонная плита должна постоянно топиться, углем, если семья могла себе это позволить, или хотя бы прибитым к берегу плавником». «Мне жаль, что я не смогла узнать мужчин Ист-Энда. Но это было совершенно невозможно. Я принадлежала к женскому миру, к запретной теме родов. Мужчины вежливы и почтительны с акушерками, но никогда не заведут с нами знакомства, не говоря уже о дружбе. «Мужская» и «женская» работа строго разделены. Так что, как и Джейн Остин, никогда не описывавшая в своих романах разговора двух мужчин, потому что, как женщина, она не могла знать, на что похожи чисто мужские разговоры, я не многое могу написать о мужчинах Поплара – только поверхностные наблюдения». Буду рада услышать ваши отзывы о книге.

Источник