На велосипеде по Питеру, или Назад в будущее

На велосипеде по Питеру, или Назад в будущее Вы знаете, как испытать ощущение полета? Без секса, наркотиков и рок-н-ролла, без парашюта, тарзанки и аттракционов? Проще простого: мчась на велосипеде. Когда ветер и солнце в лицо, когда крутить педали уже не надо, и колеса катятся сами собой, а вокруг мелькают здания, лица, деревья, сливаясь в один мульфильм о том, как я провела лето. Я уже несколько лет езжу на велосипеде круглый год, а до этого каталась с весны по осень. Машина припаркована во дворе только для поездок за город или в Европу, а в центре города мне более чем хватает велосипеда. Более того, даже не могу себе представить свое передвижение без него. Это удивительное чувство независимости, которое не может дать автомобиль, ведь он стоит немалых денег и постоянно требует топлива, а если сломается — нужно звонить в сервис. Велосипед не нужно кормить, а с починкой справиться намного проще, чем с ремонтом машины. Вот сейчас все борются за экологичный автомобиль, придумывают, как бы уменьшить количество выбросов топлива, улучшают качество бензина и дизеля, представляют на автосалонах все более и более навороченные модели эконовинок. А между тем все уже давно изобретено! В 1801 году крепостной Ефим Артамонов проехал на придуманном им пра-велосипеде более 5 тысяч километров до Москвы. Как водится, крепостного наградили, а о его игрушке забыли, пока изобретение не вернулось к нам из-за границы, сильно доработанное и улучшенное. В России велосипеды первое время были развлечением для богатых: слишком дорогие и не очень-то практичные, они были одной из модных новинок, которой могли похвастаться лишь самые продвинутые. В 1880 году на весь Петербург было только сто велосипедов. А в Москве велосипедисты появились на два года позже. Впрочем, тогда их называли не только велосипедами, но и самокатами, двухколесками, бициклами и бициклетами. Ну а тех, кто отважился взобраться на два колеса, именовали циклистами, колесарями, самокатчиками или велосипедистами. Первое время велосипед считали опасной игрушкой, не более того. Говорили о том, что он может наносить вред здоровью. Особенно возражали против того, чтобы на нем катались дамы: «Наиболее распространенный и в то же время наиболее демократический вид спорта в настоящее время — это велосипедная езда, и, однако, ни в каком другом случае не поднимался с такой силою вопрос: „не отнимает ли велосипедная езда у женщины ее женственности?“. Повод к этому беспокойству дает необычный для женщины, почти мужской формы костюм, какого не требовал еще никакой другой вид спорта — ни верховая езда, ни охота. Вероятно, пройдет достаточно времени, пока привычка к новому костюму не одержит полную победу над старыми предрассудками. Но с другой стороны, и дамам не мешает способствовать этой победе, стараясь выбирать как можно более скромные костюмы для велосипедной езды. Каждая велосипедистка, оставаясь в пределах основного характера велосипедного костюма, может вносить в детали последнего свое собственное чувству вкуса и изящества…» Велосипедная езда «является самым современным спортом, по моему мнению, в весьма значительной степени способствует развитию и укреплению индивидуального характера… Часто встречающиеся при этом опасности делают девушку менее робкой и боязливой, она приобретает физическую крепость и ловкость, и, так как мать не может сопровождать ее повсюду, начинает гордиться этой первой своей эмансипацией и приобретать ту уверенность в самой себе, которая так необходима в ее жизни». Особенным пунктиком был костюм, приличествующий велосипедной езде. Для дам это: «Средней ширины панталоны, или же короткая юбка, под которой носят темные панталоны. Костюм дополняется бумажной или шелковой блузой, английской шляпой или шапочкой. Для велосипедной езды обыкновенно совсем не надевают корсета, или же употребляют очень короткий, так называемый спортивный корсет. Обыкновенно носят матерчатые или кожаные гамаши, или же удобно сшитые высокие ботинки со шнуровкой. Самые практичные перчатки для велосипедной езды — это шведские. Для более продолжительных поездок не следует забывать брать с собой накидку из клеенки» («Женщина в семейной и социальной жизни» СПб, 1901). Для мужчин рекомендовали шерстяную фуфайку и рейтузы — именно шерстяную, для гигиены и чтобы избежать простуды. А также гамаши, тонкие кожаные ботинки, жокейская шапочка или кепи. Впрочем, в одном издании довелось увидеть рекламу специальных башмаков для велосипедистов со стальными подошвами производства финской фирмы Густава Густавсона — в чем их секрет, реклама не раскрывала. Развитие велосипедомании шло очень быстро: в 1882 году открывается первое общество велосипедистов-любителей, в 1883 году проводятся первые соревнования. Затем уже треки строятся один за другим, общества множатся как грибы, выходят специальные журналы. Крупный магазин-склад был открыт на углу наб. реки Мойки и Кирпичного переулка (наб. реки Мойки, 61) — там двуколеску можно было приобрести в кредит (от 150 до 200 рублей, приличная сумма!). В 1893 году была разрешена езда на велосипеде по Петербургу. Годовой взнос в клуб велосипедистов был 15 рублей, налог на владение — 5 рублей в год. Или вот еще: «Что касается до нравственного состояния велосипедиста, то оно превосходно. Мускульная работа и отсутствие умственной, особенно при хорошей погоде и дороге, все это успокаивает самого нервного человека лучшим образом и какое-то чувство полной удовлетворенности и довольства собой наполняет его. Он положительно не замечает преходящего времени, и в то же время необходимость следить за дорогой не дает ему задумываться и уходить в себя; приехал на привал — прекрасный аппетит и утомленный организм не прочь отдохнуть в нескольких часах крепкого сна… Наша хандрящая и подверженная меланхолии молодежь найдет себе в велосипеде лучшее развлечение и лекарство» (Г. Мартос «Руководство езды на велосипеде» СПб, 1891). Наконец, на рубеже веков, доказывать более никому и ничего было не нужно, велосипеды стали надежнее, их можно было купить в рассрочку, и все вокруг пересели на бицикли: «Велосипедист-акробат, с преувеличенной осторожностью разъезжавший на своем высоком бицикле по самым гладким тропинкам, отошел в область предания, и место его заступили светский элегантный спортсмен, катающийся в парке, молодые девушки и дамы, совершающие веселые и гигиеничные прогулки, скромный служащий, чиновник, рабочий, которому велосипед заменяет железную дорогу, извозчика и конку. Все — и высшие, и низшие — ездят теперь на велосипеде и благословляют это гениальное изобретение XIX века» («Ежегодник для велосипедистов» 1898). «Садитесь на велосипед все вы, мальчики и девочки, нервы которых прежде времени расшатаны ложным домашним и школьным воспитанием, на велосипед и вы, чиновники и юристы, обратившиеся в ходячие нервозные параграфы статьи закона, на велосипед и вы, биржевики, жертвующие ежедневно часть своей нервной силы в вашем эльдорадо, на велосипед и вы, женщины, обратившиеся в неустойчивых флюгарок под влиянием изысканной чувственной жизни!».

Источник