Мини-обзор haute couture f/w 2019/2020

Неделя высокой моды завершилась, я в это время сдавала последние экзамены, но вполглаза следила за всем происходящим. Однако сегодня вот я села и основательно все просмотрела и хочу теперь вам рассказать, что мне больше всего понравилось. Главное платье в коллекции — последнее платье. По традиции показов haute couture оно является свадебным, поэтому на нем сосредоточено больше всего внимания. В последнее время я обратила свое внимание на дизайнера Iris van Herpen. Меня восхищает техничность, с которой выполнены ее платья. И почему я раньше ее не замечала? К слову, мне кажется, что платья этого дизайнера очень футуристичны, однако это другой футуризм, не такой, какой мы привыкли видеть обычно, а более изящный. Думаю, что смотреть фотографии с ее показов — преступление, потому что эти платья необходимо видеть в движении. Смотря это видео, понимаешь, почему коллекция называется «гипноз«, а потом ты уносишься куда-то далеко, и тебе становится хорошо и тепло. Хорошее впечатление произвела коллекция Fendi, вдохновленная, судя по всему, 60-70-ми. Об этом сообщала как сама одежда, так и очень яркие прически pageboy. Происхождением своим эта прическа обязана средневековой эпохе (из названия понятно, что ее носили мальчики), но в середине XX века она стала популярна у девушек и парней. Я не совсем поняла концепцию коллекции Christian Dior, но попыталась разобраться. Показ открыла модель Рут Белл, знакомая нам со многих предыдущих показов. На ней было белое платье с названием выставки Бернарда Рудофски «Are clothes modern?» 1944 года. После неё на подиум выходили модели в темных платьях, украшенных многочисленными кружевами, что несомненно имело некий налёт готики. Тогда в 1944 году в Музее современного искусства (MoMA) в Нью-Йорке Бернард курировал экспозицию, в которой была представлена обувь, высмеянная им за неносибельность. После этого он в 1946 году основал с Бертой Рудофски компанию ‘Bernardo sandals’, которая производила обувь: ботинки, туфли и сандалии в том числе. Те сандалии, что были представлены в коллекции Christian Dior, чем-то похожи на сандалии фирмы Рудофски. Последнее платье-дом — коллаборация с художницей Пенни Слингер, работа которой в Википедии описана жанрами сюрреализма и феминистского сюрреализма (что бы это ни значило). Так что эта коллаборация неудивительна, учитывая направление мысли креативного директора CD (вспомнить хотя бы ее первую коллекцию с футболками ‘We should all be feminists’). Что касается первой самостоятельной кутюрной коллекции Виржинии Виар для Chanel, то для меня она получилась очень ровной. Она неплохая, но и не вызвала вау-эффекта. Судя по атмосфере, царившей на показе, дизайнер продолжает в какой-то степени отдавать дань уважения Карлу, известного своей любовью к книгам. Думаю, она идет очень ровненько, по стопам Карла, использует силуэты, которые использовал он, создает элегантные яркие «двойки». Просмотрев эту коллекцию, я поняла, что Виржини Виар — это не революция, а закономерное следование шанельным кодам, что тоже имеет место быть. Главное — чтобы публика не потеряла свой интерес к этому дому. Вот так я пробежалась галопом по коллекциям. Естественно, это не все, что можно было сказать, у меня было много возникших ассоциаций, связанных с другими коллекциями, но я не смогла их обосновать по-человечески, так что решила не трогать их. Пусть останутся до лучших времён.

Источник