Мама, ты не виновата

У Марины Цветаевой есть такое меткое выражение. «Сначала дети родителей любят, потом дети родителей — судят, под конец они им прощают.» Мы, рождённые в 90-х, обычно сразу судим. Мало работал, много работал, не уделял внимания, чрезмерно опекал. До прощения мало кто просветляется. Стремясь сделать жизнь детей «лучше, чем было у нас»,  родители делали из нас инфантильных невротиков, которые закономерно стремились вырваться из под навязчивой опеки, правда за счет тех же родителей. Даже сейчас любящие мамы и папы норовят подсунуть своему великовозрастному чаду денег. Давайте честно – половина свадеб оплачивается родителями. Не в этом ли причина быстрых разводов? Не потратить на свадьбу ни копейки, поэтому она как будто «невсмаделишная». Все очень по-детски. Поиграли в семью и при первой проблеме разбежались. Как в детском саду – Маша заболела, поэтому я буду любить Дашу. А мама и папа после развода кровинушек продолжают платить кредиты, взятые на «самое важное событие». Ну, они же «взрослые». Если зайти во Вконтакте в группу #Щастьебытьженой можно увидеть массу страшных ситуаций, в которые девушек завела их инфантильность и неспособность адекватно оценивать себя и партнера.  И тут мы находим родительские косяки. Я знаю, о чем говорю. Примерно до моих 27 лет я остро доказывала каждому мудаку, что меня можно и нужно любить. Что меня можно толкать, поднимать руку, делать из меня сумасшедшую истеричку и объяснять, что меня нельзя хотеть, только потому что я люблю хлопковое белье (аллергик я). И хотя на тот момент я уже работала с психологом, но позволяла этому всему быть в моей жизни. Всё это дерьмо из-за того, что в какой-то момент родительского развода я решила, что плохая и не заслуживаю папиной любви, поэтому он от нас ушел. Это притом, что мама любила меня за весь мир. Если закопаться в социальные исследования виктимного типа женщин, с любопытством можно будет обнаружить, что не всегда они из неблагополучных семей. Девушек из вполне приличных неполных семей будет воз и маленькая тележка. В половине писем  той злосчастной группы мужчины поначалу брутальные мужики, которые «пришли, увидели, победили», «красиво ухаживали», а дальше начался домашний террор. Есть и другая сторона. Мама, которая призывает сохранять такой, даже кошмарный брак. Просто в ее время сломанные вещи было принято чинить. Винить такую маму? Скорее жалеть. Ведь в ее понимании она сохраняет домашний, прости Господи, очаг. В таком случае, обеих отправлять к психологу и прорабатывать эти ситуации  до седьмого пота. Вообще, есть мысль, что после абьюзивных отношений, к психологу надо отправлять принудительно. Почему после попытки самоубийства, человека кладут в психушку, а после абьюзивных отношений не отправляют к психотерапевту? Ведь и то, и то направлено на самоуничтожение. Если посмотреть на весь этот адок с точки зрения наших родителей, то быстро можно понять,  откуда растут ноги у гиперопеки, даже когда дети уже выросли и родили своих детей. 90-е с их развалом Союза, дефолтами и дефицитом подарили нашим родителям животный страх за свое потомство, за свое будущее, за свою жизнь. Люди, рожденные в благополучные, стабильные 60-е, оказались не готовыми к реалиям конца 20-го века.  Они жили в стране, где можно было из глухой провинции, без денег и связей, поступить в приличный столичный ВУЗ и, опять же без связей, прийти на работу в крутое учреждение с отличной зарплатой. Страной можно было гордиться. Быть умным и честным считалось достоинством, а не лоховством. Недаром в начале 90-х в России, как и во многих развитых странах , упала рождаемость. Государство просило рожать и наших родителей, и нас. С 1990 года в России и мире происходит такой неконтролируемый  демографический трындец, что как сказала акушерка в родовой палате, когда я мучилась схватками – «Вы девочки – герои, что решились рожать!» Причин у этих демографических дыр – море, но мне хотелось бы выделить массовую моральную деградацию и, если угодно, кризис института семьи. Рожать было элементарно страшно, потому что ребенок как тогда, так и сейчас, становился «дорогим удовольствием». Ещё страшнее было приводить в мир нового человека, видя вооруженные конфликты в Чечне, Средней Азии, Закавказье, Приднестровье. А те, кто таки отваживался родить, опекали своих детей сверх меры, уже с самого рождения зная, что можно потерять этого ребенка в любой момент, даже просто приведя в школу. Да, можно сказать, что и там все было не гладко. Было. Только люди жили, а не выживали. Этого достаточно, чтобы понять почему, например, мамы сразу видели неправильность выбранного кавалера или какой либо жизненной ситуации. Потому что после той, относительно благополучной жизни, все, что происходило в 90-е и позже, стало резким контрастом с тем, что наши родители помнили о своей молодости в великой (на тот момент) стране. Если следовать теории Хоува и Штрауса, (это о поколениях X, Y, Z), то становится ясным непонимание между нами, детьми 90-х и 2000, и нашими родителями-иксами. Если обобщить, то родители-иксы добивались всего планово и постепенно, поэтому желание детей-игреков достигать всего и сразу, здесь и сейчас во всех аспектах жизни, не кажется родителям здравой идеей, их пугает такая скорость жизни. Принципы наших мам – «тише едешь, дальше будешь» и «лучше меньше да лучше». Их вводит в ступор наша порывистость и поспешность. Месяц повстречались – в загс, год прожили – развод, три смены работы за год – легко. У нас разные ритмы. Мы – большие дети, которых слишком разбаловали любящие родители. Лозунг детей 90-х —  «ухватить, урвать, взять от жизни все». Давно ли для теперь уже 30-летних девочек лирическим героем перестал быть тот самый Саша Белый из «Бригады», блестяще сыгранный Безруковым? Крутой мэн, который приедет на «Мерседесе», и решит все проблемы. Достаточно посмотреть на фильмы начала 2000-х, Бригада, Брат, Бумер… Речь не о том, какое плохое телевидение, транслировало что попало. Начать надо с того, что самые отбитые сюжеты для такого вот кино, они из жизни. У половины моих знакомых из 90-х есть восхитительные семейные истории о связях с бандитами, где вывоз папы в лес с угрозами еще самый легкий вариант. Хорошо, если все оставались живы. У меня тоже есть история из 90-х, когда мы потеряли квартиру. Очень долго мама не разрешала мне ходить одной. Как оказалось сильно позже, ее шантажировали мной. Папы рядом не было, и гулять с утра до вечера я могла только у бабушки. Сейчас эти воспоминания всплывают как что-то нереальное. Детективный сюжет. Тогда это было реальностью многих семей. Опять же, все помнят «ножки буша» и подножный корм в те светлые времена, когда зарплату практически не платили, а жить как-то надо было. И люди зарабатывали, чем могли  – кто ходил в лес и собирал грибы, кто в свободное от основной работы время мыл сортиры, кто челночничал. Когда в стране вдруг появились нормальные продукты и зарплаты – как было не баловать детей, не глушить свое чувство вины 10-й по счету Барби, заниматься попустительством, когда сын хамил, объясняя себе и другим, что «онжеребенок». Так что давайте уже простим родителей. Им довелось рожать и поднимать нас в страшной ситуации, полной неизвестности. И, если задуматься, то они неплохо справились с задачей. Пора уже нам вырасти, чтобы наших детей воспитывали те самые «взрослые», какими мы считаем своих предков.

Источник