Максим Аверин: «Спасибо, что живой! — Новости шоу бизнеса—наша работа. Обзор светской жизни Москвы

На телеканале «Россия» (ВГТРК) с успехом идет долгожданный пятый сезон «Склифосовского». Все время после окончания четвертого сезона поклонники сериала и его главного героя – доктора Брагина – были в напряжении. Напомним, четвертый сезон закончился очень «туманно»: Брагин оперировал пациента, в теле которого оказалось «вмонтировано» взрывное устройство. Операция прошла успешно, взрывчатку Брагин с помощью сапера извлек. Но когда они вышли из операционной, раздался взрыв… И все это время зрители гадали: увидятся ли они снова с доктором Брагиным? Оставят ли создатели сериала «в живых» их любимого героя? И наконец-то вздохнули с облегчением: доктор Брагин вернулся! О том, как шла работа над пятым сезоном сериалом, и о том, как сам Максим Аверин относится к этому своему персонажу и своей профессии, артист откровенно рассказал нашему корреспонденту. — Максим, если бы я вам сейчас сказала: «Здравствуйте, Олег Михайлович!» — как бы вы к этому отнеслись? Обиделись бы? Ведь многим артистам не нравится, когда поклонники называют их именами героев… — То есть, вы лояльны к своим поклонникам? Прощаете им такие вещи? — Возможно, успешную роль вы «затмеваете» более успешной, и герои не успевают к вам «прилипнуть»? — Возможно, это так. И все это тоже потому, что я люблю свою работу! Мне интересно пробовать что-то новое, не упираться во что-то одно. Я знаю многих артистов, которые, найдя свою нишу, боятся из нее выйти. Я не боюсь. Я люблю рисковать. — То есть, страха, связанного с имиджем, амплуа, у вас нет? — То есть, лукавить не намерены? — Нет. Как и заниматься тем, что мне не интересно. — Не пугает ответственность – что от вашего желания или нежелания сниматься в «Склифосовском» зависит судьба большого кинопроекта, огромного коллектива? Ведь ваш герой, доктор Брагин, фигура центральная, как ни крути… — То есть, мысли о продолжении сериала «Глухарь» еще есть? — Да. Но этого не нужно делать. Ведь после этой истории прошло уже шесть лет! Я с большим уважением отношусь к зрителю. И, как мне кажется, чувствую его. И буду бороться за качество, пока у меня есть силы. Понимаю, что иногда тем самым наношу себе вред. Но не хочу отступать от своих принципов… Потому что то, что я сейчас вижу на экране, мне часто категорически не нравится. — Что именно? — «Картонное» и не очень глубокое. Я вижу все случайности, которые ну никак не могли случиться! Вижу сценарные пустоты, вижу, когда артисты не трудятся над своими ролями. И в тех проектах, в которых работаю сам, стараюсь со всем этим сражаться. И борюсь исключительно личным примером и трудом. Никого не осуждаю — у каждого есть свое оправдание. Но себе работать «с прохладцей» не позволяю. И в театре, и в кино есть ответственность перед профессией. Как бы это пафосно ни звучало, у меня в жизни ничего важнее профессии нет, поскольку я «родился» на «Мосфильме» — я там оказался в пять лет, а в девять уже играл в театре! Моя профессия – это мой кислород, нет у меня другого кислорода! Замечания другим не делаю – ни в коем случае. Но все, что касается моей территории – будьте любезны! Тут я могу напрямую высказать свое мнение. Кино – это всегда ответственность перед коллегами и зрителями, партнерство. Только так можно сделать что-то стоящее, а не очередную ерунду. Думаю, наш общий взгляд на это и позволил сделать сериал «Склифосовский» таким, что он сразу «выстрелил». Более того, мы запустили «врачебную» тему на телевидении. Сейчас какой канал ни включи – там или сериал про врачей, или медицинское ток-шоу. Так же когда-то было и с «ментовской» темой… — Конечно! Узнал столько нюансов, что теперь уже в других проектах замечаю какие-то неправдоподобные моменты. Например, появляется больной в кадре — и все врачи бегут к нему сломя голову, как будто это первый больной, которого они увидели в своей жизни! И это уже не правда. Есть абсолютно рутинная работа врачей. Им не все равно, конечно, что там с пациентом. Но это основательные люди, они не поддаются панике. Им нельзя паниковать! И это первое правило, которое нужно усвоить тем, кто играет врачей. И когда я вижу вот такую истерию вокруг больных в других картинах, думаю про себя: «Ну, ваше представление о врачах мне понятно!» — Никто на площадке не пострадал от «синдрома первокурсника» – когда все болезни из справочника фельдшера тут же находишь у себя? Кроме родильной горячки, как шутят врачи. — Артисты вообще мнительный народ. Если кольнуло сердце – все, это инфаркт! У нас вся картина мира гиперболизированная. Поэтому, играя врача, главное — не переиграть врача. Если такое случится — тогда настоящий медик, увидев сериал, скажет: «Да ладно, очередная залепуха какая-то!» А тут – наоборот: многие мои знакомые медики смотрят «Склифософский». Одна моя подружка говорит: «Ой, я как увижу все это — сразу вспоминаю наши ординаторские, всю эту нашу жизнь!» Врачей не обманешь, одним словом! — Так их еще нужно заставить посмотреть! Бросить все и сесть к телевизору – это уже дорогого стоит! — А это уже их уважительное отношение к нашей работе! — Как сделать так, чтобы работа не превратилась в рутину? Все-таки вы снялись уже в пяти сезонах «Склифосовского»… — В «Склифосовском» традиционно ярко представлена любовная линия. На ваш взгляд, в пятом сезоне с ней все в порядке? — С любовью, как всегда, все сложно! (Смеется.) Но мне кажется, что главная интрига пятого сезона – это как раз одиночество Брагина. От него очень многие отвернутся. И вакуум вокруг него станет его большим испытанием. Но главное, что он живой! Почему-то многие решили, что мой герой в последнем сезоне погиб. Хотя мы, как мне кажется, играли вовсе не гибель… — Известно, что вы — мастер душевных романтических сцен. Когда играете любовь в кадре, у вас есть «домашняя заготовка»? — Вы очень убедительны в любовных сценах. Ваши поклонницы не могут это не ценить…

Источник