Когда скетч превращается в картину - 5 этапов и 5 историй моих картин

Когда скетч превращается в картину — 5 этапов и 5 историй моих картин Почему одни работы так и остаются скетчами, рисунками, упражнениями на тему, а другие перерастают в картины? Вопрос может показаться странным или наивным, но в нем много слоев. Первый слой в вопросе создания картин — о доверии к себе. Если ты настолько доверяешь своей мечте, что готов посвятить ей не полчаса-час времени, а день, неделю, иногда месяцы работы. Ты как будто говоришь вселенной, что готов потратить на свою задумку не только свое время и силы, но и вложить деньги, ведь это уже не лист бумаги, как правило, а холст на подрамнике, или хотя бы деревянная основа. Ты вкладываешься в то, что нарисованное тобой серьезно, хотя на самом деле еще не знаешь этого. Второй — об умении увидеть историю. История — не обязательно означает взаимодействие двух или больше персонажей, как в романе. Это может быть твоя история, связанная с переживанием этого места. Или рассказ о встрече зеленого и желтого цветов. Или история о том, как предмет отбрасывает причудливую тень. Пьеса круглого и треугольного. Песня об оттенках лилового. Все это может вдохновить художника и стать сутью будущей картины. Третий слой — о том, что в процессе работы все может миллион раз поменяться. Не знаю, как у вас, но у меня такое происходит постоянно. Начинаешь рисовать собор, а на передний план вдруг вылезает нахальная чайка и становится главным героем, хотя никто ее сюда не приглашал! К этому нужно быть готовым, потому что с одной стороны, такой поворот может сбить с толку, а с другой — именно неожиданные находки и способность отдаться интуиции может подарить вам удивительные находки и возможность создать что-то новое. Этапы звучит очень монументально, не стоит воспринимать их так, иногда каждый может занять пять минут, а иногда — пару месяцев: Большеохтинский мост — один из самых романтичных мостов через Неву, по моему мнению. Эти башни делают его похожим на Тауэрский мост, недаром именно здесь снимали Темзу в легендарном советском сериале о Шерлоке Холмсе. Есть известная легенда о золотой заклепке, спрятанной под краской среди миллиона других заклепок металлических конструкций моста (который также сравнивали с Эйфелевой башней, которую положили набок), но реальная история намного интереснее. Мост был задуман еще в 1829 году, но тогда постройка выглядела технически невозможной, а позже его закладку все время откладывали из-за того, что это было невыгодно перевозчикам! Ведь они лишились бы доходного бизнеса, лодки и паромы так и сновали между Охтой и левым берегом. Перевозили людей, товары, грузы. До тех пор, пока очередной пароходик не столкнулся с льдиной и не погибло 39 человек… После этого император Николай II приказал мост-таки построить. Мост, кстати, был назван в честь Петра Великого, переименовали его уже после революции. Однажды, благодаря своей подруге фотографу Людмиле Волковой, я даже побывала внутри одной из этих прекрасных башен. Мы посмотрели пульт управления мостом, а потом поднялись на самый верх, под стеклянный купол. Оказывается, в Перестройку, когда было совсем плохо с зарплатой, работники умудрялись выращивать там помидоры, как в теплице. Такая вот тайная жизнь моста. В реальности мост серо-зеленый, суровый, похожий своим хребтом на какое-то огромное доисторическое животное. Ну а у меня на картине, благодаря весеннему солнцу, мост стал розовым и зеленым, и кажется, весна ему очень к лицу! Есть ли у вас любимый мост в Петербурге? Или в другом городе мира? Делитесь в комментариях. Мосты — один из моих любимых сюжетов для картин. Бывают такие сочетания цветов, что сами по себе вызывают улыбку. Для меня это желтый и зеленый. Эта работа началась со льва, с такой улыбкой, мимо которой я просто не могла пройти. Лев стоит у входа во дворец Лобановых-Ростовских, где теперь роскошный отель, а раньше — чего там только не было! Дом, построенный одновременно с Исаакиевским собором и по проекту того же Монферрана, сдавали внаем, и там находились самые разные квартиры и конторы, от бара до литографской мастерской и от косморамы (предка современных 3-d изображений) до конюшен. Но больше всего дом известен, конечно, тем, что именно здесь Евгений в поэме Пушкина «Медный всадник» спасался от наводнения. В ту осень дом и правда сильно затопило. Но все это не имеет практически никакого отношения к сюжету, который как-то сам собой появился на моей картине. Ко льву на спину села птица. Рядом со львом — нарисовался экзальтированный молодой человек в шляпе и с букетом. А на заднем плане — красотка в шляпке с вуалью. Это все зеленый с желтым цветом виноваты, они ввергли меня в романтическое настроение, и как последний штрих — родилась надпись: «Мама, я женюсь». Эмоции мамы каждый может домыслить по своему усмотрению Сложно представить сейчас, что когда-то весь Петербург был покрыт лесами. Сегодня, встречая в городе дерево, обнимаешь его как лучшего друга и не знаешь, встретишь ли снова… Немногие зеленые пятачки в центре известны наперечет. Есть среди них знаменитые и обласканные, как Михайловский сад или Летний. А есть — не такие громкие, но очень дорогие тем, кто живет рядом и действительно ходит в них гулять с детьми и собаками, велосипедами и пледами, где идет обычная жизнь. Так мне очень дорог Некрасовский сад, по старому его называли Прудки, на углу Греческого проспекта и Некрасовской улицы (бывшей Бассейной). Устроен он был только в конце 19 века, на средства местных жителей, назвали его тогда Греческим. Да, вот так в Питере бывало: написали градоначальнику, сбросились и благоустроили свой собственный город. В советское время тут появился бюст Некрасова, а позже, в 1970-е, уже памятник. Мы прожили совсем рядом пару лет, когда мой сын был совсем маленьким, так что я знаю тут каждую травинку, и это не фигура речи. Кто как не молодые мамочки проводят часы с колясками в садиках и скверах, качая, успокаивая, выгуливая и медитируя! Так что эта картина — мой оммаж маленьким зеленым скверам, и надежда, что они не исчезнут окончательно с карты нашего города. Еще одна картина, где все мне кажется весенним, хотя я и не думала об этом, когда писала ее. И розовый сфинкс, и Нева, и этот редкий теплый дождь — наверное, это начало мая, раннее утро, когда набережную еще не наводнили туристы и гости города. Мужчина в шляпе наверняка торопится в Университет, а девушка — просто гуляет. Один из самых петербургских видов — набережная, Нева, купол Исаакия, сфинкс, с тысячелетним спокойствием взирающий на всю эту суету. Когда я иду там, меня охватывает просто физическое чувство спокойствия и гармонии. Раз все на месте и существует такая красота, то все будет хорошо. Я сама проходила по этой набережной все пять свои университетских лет, и эти сфинксы для меня — как родные.  Поэтому рисовать их было легко и приятно, сюжет пришел ко мне сам, вместе с теплым майским дождем. С этой картиной вышла смешная история. Я написала ее в гостях у друзей, которые жили в этом доме. Дом очень красивый, начала века, вилла в старинном районе Берлина Шарлоттенбург. И конечно, я его рисовала со всех сторон. И потом мы с Юрий Селиванов сделали выставку работ и праздник, позвали друзей. Пришли в том числе соседи по улице. И одна из пришедших пар купила эту картину, потому что они живут в доме напротив, кусочек которого я нарисовала. Уже потом я узнала, что они большие любители искусства и у них в коллекции Матисс и Пикассо, так что мне очень приятно было оказаться в хорошей компании!

Источник