Интервью с художником Олесей Кущенко

До 23 апреля в библиотеке имени М.А. Светлова проходит выставка художника Олеси Кущенко «Уголки души», где можно познакомиться с ее мифическими «питомцами» – драконами. Через пару дней после презентации выставки нам удалось пообщаться с Олесей и расспросить ее об источниках вдохновения, книжной иллюстрации и творческих планах. Екатерина: Всегда ли Вы хотели стать художником? Это желание часто идет из детства. Олеся: Да, это шло с детства. Когда мама со мной рисовала, мне это всё очень нравилось. Причем у мамы не было никакого художественного образования, просто она меня развивала. Я в пять лет (мы гуляли по Красной площади) смотрела на выставляющихся там художников и говорю маме с гордостью: «Мама, я буду художником!». Благополучно я так считала до семнадцати лет. В семнадцать лет у меня в мозгу что-то перевернулось, я посмотрела более взрослыми глазами на мир. Но к двадцати пяти годам, поработав, еще раз всё переосмыслив, я снова к этому вернулась, и вот теперь уже действительно можно сказать, что художник. Потому что занимаюсь этим все свободное время и, к счастью, это приносит хорошие плоды. Екатерина: Я познакомилась с Вами на мастер-классе по акварели, но на выставке не видела Ваших акварельных работ. Вы пишите сейчас этим материалом? Олеся: Акварель была представлена на моей первой персональной выставке, а если Вы сейчас говорите про драконью – то там да, акварели нет вообще. Акварель я люблю. Но что касается того мастер-класса – просто был запрос от сотрудников библиотеки, чтобы именно в этой технике провести мастер-класс. Я люблю все материалы, просто все зависит от задумки и как я ее увидела в тот момент, когда она пришла в голову. На сегодняшний день многие работы я бы сделала в другой технике. Например, те же самые драконы-лилии (если помните, на выставке сейчас висят), я их хочу сделать по-другому, как раз в акварели. Это будет не чистая акварель, а с акварельными карандашами. Олеся: Больше всего я люблю темперу, акрил и цветные карандаши. Для живописных работ либо темпера, либо акрил. Все зависит от настроения, потому что если хочется, что-то нежное, романтичное, то темпера. Если именно буйство красок, то акрил. А цветные карандаши – это для графики, для персонажей. Как раз для драконов в основном цветные карандаши, потому что они позволяют больше деталей сделать. Олеся: Маслом пишу, но огромный минус масла – я им могу писать только на пленэре, в квартире мне им тяжело писать. Олеся: Потому что очень стойкий запах, начинает болеть голова. На свежем воздухе пейзажи – с огромным удовольствием! Олеся: Нет ну почему, если в масляную краску добавляешь немножечко льняного масла (только специальное, которое для масляных красок, а не пищевое), то картины сохнут побыстрее. Написала, немножко дала верхнему слою схватиться, это дает возможность картину нести и меньше перепачкаться. Грубо говоря, если она упадет и перевернется, и ты ее сразу же поднимешь, у тебя на ней не останется так много следов, нежели если просто маслом писать. Это еще из художественной школы. Екатерина: Здорово, я не знала! Надо попробовать. Ваши работы сказочные, фантазийные, что-то вроде детской версии сюрреализма. Что Вас на это вдохновляет? Олеся: Я когда была маленькой, смотрела на своих сверстников, и они меня удивляли фразой: «Я хочу вырасти». Я, будучи ребенком, не понимала и всем кричала, что я не хочу расти. Когда я выросла и стала общаться с людьми, я поняла, что они настолько заработались, что работа их поглотила. А мне так хочется, чтобы мир был чуть-чуть добрее, чуть-чуть светлее! А это лучше всего делать через каких-то детских добрых персонажей. Если вы вспомните наше детство – что нам читали? Нам читали добрые хорошие сказки про принцесс, принцев (но это уже немножко приелось) и различных сказочных существ. Просто я люблю драконов, поэтому в моем случае сказочные существа – это именно драконы. Екатерина: А Вы хотели бы проиллюстрировать книгу «Фантастические твари и где они обитают»? Олеся: Да! Это интересно. Но это проект, который требует огромного количества времени! (Смеется). Екатерина: Наверное. Ведь про каждое животное нужно написать! Олеся: Да, и там не просто про каждое животное! В идеале это получается толстенная-толстенная огромная книга, где иллюстрация каждого животного в различных позах и так далее. А еще отдельные иллюстрации, как они друг с другом взаимодействуют – это же всё очень интересно там описывается. Поэтому такой огромный получается роман в идеале. В моем видении. Олеся: В основном это были журналы и рубрики в журналах, но больше всего – Fun City, для их сайта я в свое время много рисовала персонажей. Но, к сожалению, в последние два года журнал закрылся. Я сейчас больше занимаюсь своими проектами, потому что то, что предлагают, мне по тематике не очень нравится. Потому что это всё мрачно. Все люди разные, а там людям хочется темного. А я за светлое, я за добро! (Смеется). Олеся: Сарафанное радио чаще всего. Потому что социальные сети, конечно, приносят плоды, но больше заказчиков через сарафанное радио. И, как правило, я что-то нарисовала, ко мне обратились, увидели. При чем обращались сначала с другой идеей. Встречаешься с человеком в кафе, обсуждаешь, что он хочет, показываешь ему различные варианты техник, а он смотрит: «Вот, классно! Вот этого хочу, его можно?» Если он пока в свободном полете, то конечно можно! Чаще всего вот так бывает. Екатерина: Насколько хорошо продаются работы, получается ли это сделать единственным источником дохода? Олеся: На сегодняшний день, к сожалению, нет. Пока это хороший приработок, но только на него пока прожить нельзя. Хочется это реализовать: чтобы я писала картины, они сразу всем нравились, и их в первый же день открытия раскупали! (Смеется). Олеся: Студия – это прямо больная тема. Потому что на сегодняшний день квартира, в которой я живу, больше похожа именно на студию, чем на какое-то жилое помещение. Екатерина: Особенно здорово, если есть мансарда… Олеся: Нет, пока без мансарды, но у меня это в планах! Потому что на самом деле очень хочется свою домашнюю оранжерею, большую-большую, светлую-светлую. Чтобы в ней был отдельный уголок для растений. Ты настраиваешь освещение вне зависимости от времени суток, и там сидишь среди цветов, вдохновляешься, на позитиве, пишешь картины. Это что-то из области фантастики, но то, чего очень бы хотелось. Я очень люблю цветы, во всех моих работах, по-моему, эта любовь прослеживается. Есть некоторые сорта, которые не очень хороши для здоровья человека, но я сейчас не о них. А в общем масштабе цветы благотворно влияют, поэтому в такой оранжерее я бы с удовольствием творила. Но это все в планах, я к этому стремлюсь! Олеся: Чтобы было так: я написала картину так, как я хочу, она понравилась и ее купили. Только в таком виде человек остается именно творцом. Когда он начинает писать под заказ и под правки, то здесь уже ты превращаешься в исполнителя, и таинство художника пропадает. В идеале мне бы параллельно с этим хотелось бы открыть свою как минимум изостудию. Во второй части интервью Олеся рассказывает о любви к живописи Леонардо да Винчи, адыгейском сыре и о том, что помогает преодолеть творческий кризис.

Источник