Интервью с фотографом Егором Ипполитовым

Детский фотограф Егор Ипполитов рассказывает о том, почему с детьми работать интереснее, чем со взрослыми, зачем им навешивать на уши “добрую лапшу” и каково быть вожатым в детском лагере. Екатерина: Вы специализируетесь на детской фотографии. Чем интересно фотографировать детей? Егор: Многие считают, что проще фотографировать взрослых. Но для меня ничего лучше нету, чем фотографировать детей! Они, во-первых, честные, и их не обманешь. Если ты им нравишься, то они будут с тобой дружить, работать, общаться, им будет хорошо. Если нет – они сразу без тени смущения тебе об этом скажут. Во-вторых, энергетика. Такой взаимообмен энергией происходит. Когда уходишь из детского сада, и видишь довольные детские глаза, фразы – “А когда ты к нам еще придешь”? И очень быстро чувствуешь, что ты уезжаешь тоже довольный и полный сил. Детей невозможно заставить фотографироваться. Если будешь заставлять – сломаешь детскую психику и никому от этого хорошо не будет. Здоровье ребенка дороже любой, даже самой классной фотографии. Поэтому, единственное, чем можно детей привлечь – это сделать процесс фотосъемки интересным. Именно это и делает работу такой увлекательной. Егор: Раньше было сложно найти хорошие кадры. Было непросто “вытаскивать” у детей нужные эмоции. Да что говорить – любая новая, нетипичная ситуация на съемке вызывала беспокойство. Сейчас таких сложностей нет. Интуитивно подстраиваешься под любую ситуацию, детей заинтересовываешь быстро. Самое сложное другое – сделать так, чтобы они после фотосессии пришли в себя и чувствовали себя комфортно. Если вся фотосессия будет чересчур активной – мы получим позитивные эмоции, родителям фотографии понравятся, но не уложим ребенка спать, ведь его психика взбудоражена. Хуже того – у ребенка может случится истерика – детская психика не выдерживает долгой нагрузки. Поэтому активность и поведение детей нужно постоянно отслеживать и контролировать. В детском саду это вообще очень важная вещь. Для воспитателей не важно, какие фотографии получатся. Им главное, чтобы всё было нормально у них в группе, привычный уклад не нарушался, сохранился режим дня. А когда ты проводишь съемку так, что детям здорово, воспитателям не создается трудностей, да еще и дети легко укладывались спать, воспитатели вообще считают, что ты просто бог. Но это самое сложное! Екатерина: И как же это делать? Как Вы детей успокаиваете? Егор: Это, наверное, проще посмотреть, чем рассказать. Перед съемкой важно наблюдать за детьми, разбалованная группа или наоборот, подавленная, сколько в ней лидеров. Уже в процессе работы я понимаю, когда нужно детей раздухарить, а когда успокоить, кому дать больше внимания, а у кого моего внимания и так уже в избытке. Очень важно на протяжении всей фотосессии менять виды деятельности. Детская психика – очень тонкий инструмент! Ее нельзя все время держать на невероятном кураже. Например, я организовываю пару динамичных игр и замечаю, что еще немного, и дети уже будут носиться “по потолку”. Сразу с ходу динамичная игра переключается на спокойную, размеренную. После активного занятия физкультурой идеально провести занятие аппликации или лепку. Так поведение детей возвращается в исходное состояние. Ближе к обеду я выключаю у себя эмоции, стараюсь делать меньше движений. У меня меняется голос, он становится без эмоциональных пиков, более низкий, более спокойный. Дети – уникальные существа, которые на эти тонкие сигналы сразу реагируют. Когда всё это используешь, видишь, как они на глазах становятся спокойнее. После прогулки, незадолго до сна, я вообще с ними разговариваю шепотом. А когда они легли в кровать, можно рассказать какую-нибудь сказку или историю. Что-нибудь выдумать из головы, лапшу на уши навешать какую-нибудь. В хорошем смысле лапшу! Выдумать в форме сказки, что со мной и фотоаппаратиком вчера произошло. Дети безумно любят, когда им такую “добрую” лапшу на уши вешают. Екатерина: Мне кажется, Вам идеально подошла бы работа вожатого в лагере. Никогда им не были? Егор: Вожатым в лагере был, много смен проработал. Думаю, в общей сложности лет шесть. Каждый год летом ездил. Было здорово! Время классное было, вспоминаю с упоением. Разные лагеря, разные дети. Больше всего запомнилась работа с социально незащищенными детьми в приморских лагерях. Там нет возможности подключить родителей повлиять на ребенка. Дети вдали от родителей, на свободе. Обычные дети охотно идут на контакт, рады помочь, с удовольствием в мероприятиях участвуют.  А эти не привыкли так жить, они привыкли идти против правил – алкогольные коктейли пить, драться. Что-то мы с положительного интервью переключаемся на отрицательные моменты! Это их жизнь, их картина мира. Они по-другому не привыкли. Ты для них чужой человек, но контакт надо найти. Более того, постоянно их мотивировать на активность в лагере, мероприятия и так далее. Сделать так, чтобы им хотелось с тобой сотрудничать. Было сложно и интересно! Сейчас уже прошло время, а я еще многих детей по именам помню. До сих пор некоторые пишут! Видеться уже сейчас не видимся ни с кем. Очень интересно видеть, как они растут, понимать, что ты хоть немного полезного вложил в их сознание. Екатерина: С детьми какого возраста приятнее всего, интереснее всего работать? Не только в лагере, а вообще в целом. Егор: Интереснее всего работать с дошкольниками, хотя мне нравится и с маленькими двухлеточками, и с более старшей начальной школой. Мне бывает иногда интересно выйти из зоны комфорта, поменять предпочтения, и я тогда пытаюсь найти что-то новое в работе, экспериментировать. Вот в этом году мне захотелось немножко отдалиться от детей и поработать с семьями. И у меня всё лето в таких съемках: пары, сложившиеся семьи. В этой работе совершенно всё по-другому и свет нужно по-другому выставлять и другое общение выстраивать. Но правда неизменным и на детской фотосессии и со взрослыми остается одно – сделать всё, чтобы моделям на съемке было комфортно и интересно. Не думал, что это может получиться, мне казалось, что я “заточен” только на детей. (Смеется). Но опыт удался, я буду продолжать. Невероятно интересная работа с маленькими детьми. Снимать шестилеток и снимать двухлеток – это принципиально разные вещи. Тебе нужно много времени потратить на то, чтобы они начали не бояться и доверять тебе. Маленькие детки к чужим людям вообще настороженно относятся. А тут приходит чужой дядя, с большим черным фотоаппаратом… (Смеется). Которому них что-то нужно. И ты начинаешь выстраивать с ними доверительные отношения. Сначала один-два ребенка откликаются и не бояться тебя, а потом остальные постепенно, постепенно подключаются. Работа очень тонкая, буквально ювелирная. На выставке, кстати, две фотографии – как раз центр композиции – двухлетки. (Прим. ред.: Обзор выставки читайте здесь). Егор: Не нужно сразу на фотографию нацеливаться. Я, пока детей не выведу на контакт, фотоаппарат вообще в руки не беру. Детский сад или квартира для ребенка – это его мир, и он там хозяин. Когда мне нужно познакомиться и наладить с ребенком контакт – я захожу к детишкам с позиции гостя. Спрашиваю: вы меня пустите к себе в гости? Далее, разговаривая я не стою на ногах, а присаживаюсь на корточки или прямо на колени сажусь. Так нарушается позиция: взрослый – ребенок и дети лучше тебя воспринимают. С детьми даже тембр голоса меняется. Более забавный становится. Это окончательно размывает границы дистанции между тобой и детьми. Кстати, стал замечать, что сейчас у меня это на интуитивном уровне происходит, ненамеренно. Даже когда я в нерабочее время вижусь с детьми. Совсем забыл рассказать про тактильный контакт. Очень мощный прием! Его постоянно применяют психологи на психологических тренингах и аниматоры при работе с детьми. При телесном контакте формируется пристройка к человеку, доверие. Можно сделать какое-нибудь действие, когда дети тебе по ладошке ударят, или облокотятся на тебя, или ты их на руки возьмешь. Если произойдет телесный контакт, то всё – дети тебе доверяют. “Какой мультик ты больше всего любишь? Лунтик?! Ничего себе я тоже его обожаю – Дай пять!”. Или если группа детей сидит за столами: “Поднимите руки, кто любит маму?”, “А кто мороженое любит?”, “А у кого есть собака? Да ладно, у тебя есть собака?! Дай пять, у меня тоже есть собака!”. Екатерина: Вы фотографируете что-нибудь вне работы, для себя? Пейзажи, предметная съемка? Егор: (Смеется). Ну конечно, фотографирую не за деньги, для себя. Какие-нибудь творческие проекты просто потому, что мне это интересно. Хочется что-то смоделировать, придумать идею фотосъемки, вместе с визажистом выстроить образ… И тогда финансовые выгоды отходят на задний план. Просто организуешь такую съемку и творишь. А что касается бытовой фотографии… Когда-то это был фатальный переход: хобби – работа. Всё-таки, когда ты начинаешь профессионально заниматься фотографией, за деньги, для тебя это становится твоим единственным хлебом, твоей работой, о любительских фотографиях забыть приходится (Смеется). Я часто брал фотоаппарат до того, как начал работать – на всякие концерты, выставки, к друзьям пойти на день рождения. До того момента, пока не стал работать. Теперь фотоаппарат в свободное время лежит дома, отдыхает. Вне работы мы с ним отдельно друг от друга существуем!

Источник