Что читают филологи? — ArtToday

У каждого, наверное, есть такие книги – они пылятся на полках или скромно занимают пару-тройку мегабайт на харде. Про них не вспоминают, зачитываясь кто романами и детективами, кто более серьезной и нужной литературой. Но однажды приходит их час – когда на душе становится тяжело и пусто, их достают, чтобы погрузиться на время в чудесный и такой знакомый мир, чтобы почерпнуть из них вдохновение и силы на дальнейшие свершения в реальной жизни. Для меня такой книгой стала «Повесть о настоящем человеке». Знакомство с повестью началось отнюдь не романтично. Нам — то ли третьеклашкам, то ли уже пятиклассникам – задали прочитать ее ко Дню Победы и выбрать любимый эпизод. Мог ли понять девятилетний ребенок, о чем идет речь? Я ее тогда не осилила, а любимым эпизодом выбрала сцену с медведем — то, что успела прочитать. Лишь годы спустя я смогла оценить и полюбить ее. Если бы сейчас меня спросили о любимом эпизоде, я бы процитировала почти дословно половину книги. Настолько гениально описал журналист Борис Полевой несколько лет из жизни летчика-истребителя Алексея Маресьева, что слова просто врезаются в память. История кажется невероятной – сбитый самолет Маресьева упал в глухом лесу, и летчик с раздробленными ступнями более двух недель полз вперед в надежде добраться до своих. Позже, лишившись ног, сумел не просто научиться ходить на протезах или танцевать – он сумел вернуться в авиацию. Пожалуй, самый сильный момент в книге для меня – это сцена ожидания прилета на аэродром истребителя Маресьева. Тот момент, когда все расходятся по полю, потеряв надежду, ведь бензин уже закончился, летчики точно знают, на сколько хватает бака. И в этот момент бесшумно выскальзывает из-за верхушек берез тот самый носер «одиннадцатый»… Иногда, когда кажется, что все плохо, я вспоминаю слова комиссара Воробьева: «Ты же советский человек», и что в моем свидетельстве о рождении был серп с молотом и надпись «гражданин СССР». Если Маресьев смог полететь, неужели я не смогу справиться с какой-то мелочью? Пафасно? Что ж, может быть. Но какая разница, если благодаря этому открывается второе дыхание? Роман «Преступление и наказание»– первый в знаменитом «Пятикнижии» Достоевского, который оказался его величайшей творческой удачей. Долго автор шёл к своей художественной победе. После яркого дебюта («Бедные люди») последовали почти два десятилетия поисков, неприятия критики, несчастий в семейной жизни. Венцом обрушившихся испытаний стали арест, четыре года каторги и ещё четыре года ссылки. К середине шестидесятых годов Достоевский значительно уступал главным конкурентам – Льву Толстому и Тургеневу. Чтобы утвердить своё имя, летом в 1865 году Федор Михайлович начал работу над старым замыслом «Исповеди», который обдумывал больше десяти лет. Жанр будущего шедевра в письме к издателю он обозначил как «психологический отчёт одного преступления». Описание сюжета было настолько многообещающим, что сидевшему без денег Достоевскому сразу выплатили аванс. Но великолепная идея – ещё не готовая вещь, написание которой давалось огромным трудом: «Я сижу над работой как каторжник, – писал автор, – В конце ноября было много написано; я все сжег. Мне не понравилось самому. Новая форма, новый план увлек меня, и я начал сызнова». Книга «Преступление и наказание» стала событием. За неделю, проведённую с героями в мрачных кварталах Петербурга, читатели совершали путешествие в необъятную вселенную. Будто в оправдание названия произведение переполняли шокирующие контрасты. Постоянно соединялось несоединимое, сталкивались исключающие друг друга начала. Всё потаённое, скрываемое, секретное шумно вырывалось на всеобщее обозрение. Кроткая Соня «работала» проституткой, подлый и жалкий Мармеладов со слезами проповедовал Христа, сладострастник Свидригайлов жертвовал тысячи несчастным сиротам перед самоубийством, следователь Порфирий Петрович, сразу угадав убийцу, рассыпал перед ним бисер нежных слов, обращаясь то «батюшка», то «голубчик», жаловался на геморрой, а в финале психологического поединка с Раскольниковым признавался, что его «истинно любит и искренно добра желает». Но, конечно, главным откровением стал герой – мечтатель, сочувствующий бедным и несчастным, под влиянием своей теории преображался в жуткого «убивца», богоборца, Наполеона, бредящего властью над миром. Одновременно с выходом в свет первых частей романа Достоевский встретил свою вторую жену – Анну Григорьевну, с которой, наконец, узнал счастье и обрёл семью. И подобно тому как жизнь давала новую надежду, в финале своей мрачной истории Достоевский рассказывал о всесилии любви, спасающей человека от гордыни и от совершённых им злодейств.

Источник