365 карандашей. 9 неделя

Вот уже месяц цитата недели у меня авторства Паустовского, тема года — челленджи, а все вопросы иностранных языков я свожу к арабскому. Девятая неделя это так удивительно, кажется, будто я написала от силы два поста и ничему ценному не научилась, а уже 9 недель и столько регулярных открытий. Мелких и незначительных, возможно, но отражающих события вокруг меня. Я обнаружила тенденцию — куча открытий делаются после прочтения Телеграма. Мои пара сотен подписок в Телеграме это бездна мудрости и информации по всем сферам жизни. Думаю, пора уже  рассказать в блоге, какие каналы я читаю. А пока Паустовский, челленджи, 8 марта, языки и медицина. Инфостиль появился не вчера, и Паустовский упражнялся в нем еще до того, как это стало мейнстримом. О том, что писать надо не красиво, а понятно, цитата недели из его автобиографии «Беспокойная юность». На сайте Теории и практики я прочитала статью о том, что популярность языка влияет на его сложность. Чем больше людей использует язык, тем проще грамматика языка, но беднее лексика. Так, получается, что в крошечных горных селениях говорят на редких языках с несколькими миллионами окончаний или парой десятков падежей. Я сразу побежала примерять теорию к своему любимому арабскому. И это же касается стандартного арабского языка. 290 миллионов говорят на арабском, значит должна быть упрощенной грамматика. И это правда. Та грамматика, которая в учебниках, не используется в реальной жизни этими 290 миллионами людей, поэтому остается неизменной в книгах. А разговорные языки как раз упрощаются. Когда я работала 5 дней в неделю, то ждала выходных и думала, что теперь-то все дела переделаю в выходные. Потому что в будни категорически некогда после работы что-то делать. Вот вообще. Потом я устроилась на работу в выходные, вдобавок к пятидневке и все субботы и воскресенья работала с 10 утра до 9 вечера. И тогда я стала ждать понедельников. Ничего, сейчас выходные допоздна отработаю и в понедельник всего лишь до 7 рабочий день, приеду домой рано и все дела сделаю. Удивительным открытием стало, что после рабочего дня в будни куча времени на свои дела. Такая же история повторилась с ребенком. Сначала мне казалось, что времени категорически не хватает ни на что, но как только добавилось много бытовых забот и других людей, времени не хватает точно также. Откуда я взяла лишние часов 5 на новые заботы — загадка. А вот идея, что если сейчас снова убрать новые заботы, то у меня станет в 2 раза больше времени и буду в 2 раза больше успевать — миф. Как только я освобожусь, обычные дела пружиной разожмутся и заполнят все появившееся время. История с дополнительной работой на выходные — это был мой челлендж «3 месяца семидневки». Сейчас понимаю, что всю жизнь обожаю челленджи и устраивала себе их до того даже, как поняла, что они так называются. В 10 лет я устроила себе челлендж «чай без сахара», хотя обожала сладкий чай до умопомрачения. Эксперимент имел оглушительный успех среди меня. Я втянулась и с тех пор уже больше 20 лет пью чай без сахара. Сама удивляюсь, как эта привычка началась с сознательного отказа. Потом хотела повторить успех и устроила себе челлендж «спать без подушки». Не знаю даже, почему я сочла это крайне необходимым в 12 лет. И не пользовалась подушкой почти год. Но эта привычка не прижилась. Что может быть прекраснее сладостного отдохновения в подушечке, да под одеялом, когда кругом Апокалипсис, тлен и ненависть к миру. Нет, постелька это святое. У меня было еще много подобных экспериментов, но вот эти два — первые из тех, что я запомнила. А вы любите ставить эксперименты над людьми? В смысле над собой, и их еще можно называть челленджами. Меня накрывает лавина грустнявочек от этого вот принудительного разделения на «мы» и «они», классификации и раскладывании, корпоративные мероприятия в такие дни превращаются в инсценировку ледового побоища и, как выразилась моя подруга, древнерусские игрища. Все делятся на 2 группы, встают в противоположные углы помещения стенка на стенку. А потом бросаются в атаку, фигурально выражаясь. Можно бросить в лицо букет и убежать, можно в лицо спеть песню, глупо и безголосо. Мероприятия — полбеды, временами это хотя бы очень смешно. Потом можно пилить кулстори и пересказывать в чатиках. А вот сама идея меня удручает. Я же все топлю за мировую справедливость и всеобщее равенство. Сначала мы делим людей по половому признаку для праздника, потом ограничиваем их свободу сообразно Домострою. Девушки-хозяюшки непременно организуют вкусный стол, украсят кусок хлеба художественной петрушкой, вот это вот всё. А если я не испытываю тяги к украшению стола, то все, позор на мои синины. И в конце концов хочется, чтобы люди оценивали меня за мой интеллект, а не половые признаки. Знакомый психолог сказал бы, что у меня проблемы с гендерной самоидентификацией и какая-нибудь версия мизогинии. В течение года у меня все в порядке, если носить мешок и не краситься, всем только и остается, что оценивать умственные способности. А потом приходит весна и эти вот 2 праздника, когда я чувствую себя неуютно. Становится неважен уровень моего интеллекта, мои огненные кулстори и страсть посмеяться на чужими шутками. Важно лишь то, что я мальчик или девочка, «букетик» или «поруби салатик». Ладно, «половые» праздники — проблема не первого порядка в этом мире, но мне от них тягостно. В этом году счастье настигло меня в виде декрета, одиночества и рая мизантропа. И я оценила, как же хорошо без этого всего. Кому хорошо, тому хорошо — дополнительный выходной, возможность провести время с близкими, дарить подарки и делать мир лучше, все так. Радуюсь за таких людей и пусть они себе отмечают. Не надо пугаться жуткого названия. Открытие недели лежит в медицинской сфере. Оказывается, если при родах у младенца случилось сильное кислородное голодание, то температуру его тела на некоторое время понижают до 33 градусов, таким образом сохраняя мозг. Это какой-то космос. А я испытываю восторженный интерес к медицине, но кто его не испытывает? Это же космические технологии без необходимости куда-то лететь. Про эту процедуру мне поведал всезнающий телеграм. Когда я слышу это слово, думаю, что сейчас меня будут агитировать посетить выборы и найти свой избирательный участок. Но речь не об этом. Две недели мне все невкусно есть. Думала-думала, да почему же. Оказалось, дома я ем только из пиалы или глубокой керамической миски. Другой посуды у меня нет, сплошные миски. А после переезда в обиходе появились человеческие тарелки. И мне в них невкусно. Я исстрадалась, пока поняла. Зато когда достала себе пиалку и глубокую миску, сразу успокоилась. Хорошо как! А еще говорят, что только дети капризничают, не та ложка, не та чашка. Привычка — мощнейшая штука, даже вкусовые ощущения меняет взрослым девочкам.

Источник