6 сентября
Юлия Щукина: «Настоящая любовь к своему проекту — это когда ты переделываешь сайт или нанимаешь нового сотрудника, вместо того, чтобы купить себе новые туфли»

Юлия Щукина долгое время работала на телевидении, писала для известных travel-изданий. Три года назад основала первую в России онлайн-школу с курсами по журналистике и фотографии в темах travel и food. Как придумать идею, с чего начинать и какие сомнения подстерегают основателя на пути к заветным целям? Практическими советами Юлия поделилась с читателями Hello, Blogger. Читай и внедряй в свой проект!

Юлия Щукина: «Настоящая любовь к своему проекту — это когда ты переделываешь сайт или нанимаешь нового сотрудника, вместо того, чтобы купить себе новые туфли»

Hello, Blogger: Одна из возможностей по монетизации у блогера — это создание собственного продукта или сервиса. Как сделать все «правильно» с самого начала? Есть ли какие-то основные шаги?

Юлия Щукина: — Вот бы мне кто-нибудь сказал три года назад, как сделать правильнее всего, я бы расцеловала этого человека! Секрета нет — просто делайте, тестируйте, адаптируйте и смотрите, как получается. Сделать правильно — это значит подумать, действительно ли ты хочешь реализовать свою идею, превратить ее в дело своей жизни и сделать из нее бизнес-проект, или будешь заниматься этим от безысходности, от нечего делать.

В 2013 году я поняла, что больше никогда не смогу работать на кого-то: ходить 5 дней в офис, сидеть на совещаниях, получать отпуск 2 раза в год. Так как я по профессии журналист, поняла, что рыть нужно в этом направлении. Я искала идею в автобусе, в магазине, в путешествии. Ходила на встречи в Сколково и на Startup Women. Все спрашивали, почему я такая грустная. А я была не грустная, а сосредоточенная!

В один момент поняла, что в голове вертится тема, она не давала мне уснуть. Чтобы почувствовать ее, представить яснее, я начала каждый день делать что-то для ее воплощения в жизнь: изучила, есть ли похожие проекты, придумала название, подумала о логотипе, купила домен, заказала сайт. Так идея стала более конкретной.

Тема, которая тебе интересна, в которой ты хочешь развиваться и есть отправная точка размышлений о том, какой продукт или сервис создать. Кто-то увлекается здоровым образом жизни и организует доставку ягодных смузи. Девочкам нравится готовить и печь, так появляются услуги по изготовлению тортов на заказ. Я знаю несколько примеров, когда девушки начали заниматься флористикой и сейчас у них все прекрасно — продажа букетов, оформление свадеб. А я придумала школу журналистики, потому что я разбираюсь в этой теме и очень люблю свою профессию.

Вряд ли в 23 года или в 25 лет человек может с уверенностью заявлять о своей экспертности в чем-то. Как быть в этом случае?

Ю.Щ.: — Экспертами становятся и в 14 лет! Знаете историю шотландского мальчика Фрейзера Доэрти? Он заработал свой первый миллион на варенье — усовершенствовал бабушкин рецепт фруктового джема и продавал фермерам по соседству.

Мне кажется, 25 лет — это самый правильный возраст, чтобы подумать и определить, что в ближайшие 5-10 лет, а может и всю оставшуюся жизнь, будет тебя увлекать. И если ты пока в этой теме не эксперт — знакомься с людьми, которые понимают в ней больше чем ты, ходи на их мастер-классы, пройди обучение на курсе. В общем, мысли глобально и не тормози, как говорит Дональд Трамп. Кстати, советую прочитать эту книгу, там есть мотивирующие и вдохновляющие мысли, алгоритмы стратегического мышления в бизнесе.

«Жалобы на преподавателя — нож в сердце»

travelogia

Ты встречалась с негативными отзывами о преподавателях Школы или об их уроках? Как реагируешь на это? Лично мне трудно принять критику. Я после негативного комментария буду еще две недели переживать, заниматься самоедством.

Ю.Щ.: — Всегда будут ситуации, когда люди останутся недовольны качеством вашей информации, услуги или продукта. В таких случаях я «выключаю» эмоции и выясняю, кто действительно виноват: ты и твоя команда или человек, который что-то не понял, не открыл письмо, не правильно ввел пароль, не проверил почту.

Когда поступает даже один негативный комментарий, все предыдущие положительные отзывы сразу забываются. С негативом я разбираюсь лично, узнаю, почему человек остался недоволен. Из последних ситуаций: ко мне обратилась студентка одного из наших курсов, которая пожаловалась на то, что преподаватель не проверил ее задание. «За что я заплатила деньги?», — совершенно справедливо спрашивала она. — «Мне интересно было учиться, курс понравился, но задания не проверены. Видимо, я ошиблась с выбором школы». Это для меня — как нож в сердце. Школа — это же часть меня. И ты воспринимаешь это так, будто тебе говорят, что ты плохая, в тебе ошиблись. Было понятно, что возврат денег ничего не решит: она хотела учиться, ей важны комментарии к урокам. Я написала этой девушке, выяснила ситуацию, гарантировала то, что задание будет проверено и подарила ей еще один курс в подарок. Она была счастлива и снова призналась в своей любви к Тревелогии.

А как оценить адекватность негатива? Ведь, как мы знаем, бывают и те, кто приходит не за знаниями, а за тем, чтобы сказать: «Ой, вот это я знаю! А здесь сплошные непрофессионалы».

Ю.Щ.: — Есть такие люди, которые покупают твою услугу или продукт для того, чтобы повышать собственную самооценку. Я прислушиваюсь к негативному комментарию, если он написан уважительно, человек не задевает тебя, а хочет помочь стать круче. Для меня такие отзывы ценны.

Я принимаю критику тех, чьим мнением я дорожу, кого уважаю за собственные результаты, на кого хочу быть похожа. А если меня учит жизни тот, кто своими успехами похвастаться не может, я еще хорошо подумаю, обращать внимание на его замечания или нет. Может быть в нем говорит злость, зависть, неудовлетворенность…

«Крутой проект без каких-либо денежных вложений — сказка»

shukina

А если ты понимаешь, что проект будет классным, идея у тебя просто на миллион, но денег нет. Можно ли раскрутить проект, благодаря нетворкингу, связям и без особых вложений?

Ю.Щ.: — Многие думают, что придут на мероприятие, раздадут все свои визитки и готово — пойдет трафик на сайт или появятся клиенты. Нетворкинг — это долгосрочная перспектива, вклад в отношения. Общаясь, можно сделать так, чтобы тебя знали, ждали на мероприятиях, говорили о твоем проекте. Но я еще ни разу не встречала человека, который сказал бы, что от Маши слышал о нашей школе и готов дать деньги на развитие.

Недавно прочла книгу «Между надо и хочу» Эль Луна. Там немного затрагивается вопрос денег для творческого человека: хочется, чтобы любимое дело приносило доход, но так бывает, увы, не всегда…

Ю.Щ.: — Вопрос «Сколько и когда я смогу зарабатывать на своем проекте?» неправильный. А что будет, если не получится через месяц? Ты бросишь начатое?

Нужно быть готовым к тому, что все инвестиции в проект будут ваши собственные. И проверки на веру в себя и свою идею ты будешь проходить постоянно. Настоящая любовь к проекту — это когда ты переделываешь сайт или нанимаешь нового сотрудника, вместо того чтобы купить себе новые туфли. Можно сделать сайт за 50 000 рублей, а можно за 5 000. Вы готовы вкладывать в свой проект свои деньги? Сколько? Как долго? Отвечайте себе честно, вас все равно никто не слышит.

Твой проект — это живой организм, если ты его поливаешь, удобряешь, ухаживаешь за ним, то он будет тебе что-то отдавать. С монетизацией проекта как с деревом: сначала ты его выращиваешь, а потом собираешь урожай.

Иногда прибыль будет равна нулю. И тебя не должно это пугать, если ты знаешь, для чего ты все это делаешь, ради какой большой цели. Летом у нас был мертвый сезон, мы не продавали курсы, потому что у всех каникулы и отдых. Прибыли не было вообще. Но я потратила это время на стратегию, подготовку новых курсов, встречу с нашими преподавателями, планирование, чтение книг, искала новые пути развития. Не жди краткосрочной выгоды, придумывай новое, совершенствуйся, ищи новые возможности. Вот путь к удовлетворению и потенциальной прибыли.

Ты веришь в деление на интровертов и экстравертов? И считаешь ли, что интересное общение доступно этим двум категориям людей?

Ю.Щ.: — Зачем насиловать человека, если он не любит общаться, если его это пугает и вводит в ступор.

Другое дело, если общение — часть вашего проекта. Если лень, прокрастинация и другие неподходящие черты характера мешают в реализации идеи — меняйся или забудь о своем проекте. Журналистика и блогинг подразумевает общение. Если сам с собой борешься, чтобы подойти к человеку, то возможно, это не твое и нужно в этом признаться, а не идти на поводу у социума.

С другой стороны, если у тебя закрытый тип личности, то можешь писать, не основываясь на информации и впечатлениях, которые получаешь от общения. Твори в одиночестве, только грамотно твори.

Есть ли у тебя ментор или какой-то человек, после разговора с которым, у тебя все становится на свои места и ты чувствуешь прилив сил?

Ю.Щ.: — Есть бизнес-леди,у которой я работала. Она для меня прототип успешности в профессиональной жизни. Мне интересно слушать ее истории и узнавать, как она с ними справлялась. Но я никогда не спрашиваю ее совета. Есть и другие люди, на которых я постоянно оглядываюсь, наблюдаю за их бизнесом, читаю интервью, смотрю, как они поступают в похожих ситуациях.

Никто не может взять ответственность за то, какой Travelogia будет через год и какая будет прибыль. Когда человек хочет монетизировать проект, внутри него происходят важные серьезные изменения. Задай себе вопрос: готова ли ты каждый день принимать ответственность за свои решения, которые влияют на то, сколько ты заработаешь и заработаешь ли вообще. Я на этот вопрос ответила, когда в феврале 2013 года открыла онлайн-школу и до сих пор развиваю этот проект.

«С монетизацией проекта как с деревом: сначала ты растишь его, потом собираешь урожай»

shukina travel

Ты открыла сбор на книгу «100 вопросов о журналистике путешествий» на краудфандинговой площадке. Наверняка кто-нибудь из блогеров хотел бы открыть сбор на выпуск собственного продукта, но боится. Дай совет, какие, на твой взгляд, секреты успеха?

Ю.Щ.: — Меня интересует все, что связано с travel-журналистикой в России и за рубежом. На сайте amazon.com я нашла десятки книг по теме travel writing. А в России нет ни одной книги. Ни в переводе, ни написанной русскими авторами. Я решила такую книгу издать. Редакторы российских изданий о путешествиях поддержали мою идею. А затем я запустила сбор денег на краудфандинговой площадке, придумала концепцию книги, получила материал от редакторов, сама написала текст для книги, нашла корректора, верстальщика, типографию.

Книга в печатном виде — очень дорогое удовольствие. Первый раз с помощью краудфандинга нужная сумма — 364 000 рублей — не набралась. Но я морально была к этому готова. И запустила сбор повторно, с суммой поменьше — 125 000 рублей. Во второй раз я ее собрала. Понимая, что этих денег хватит только на организационные расходы, остальную часть доложила из семейного бюджета. 

Книга выйдет тиражом 3000 экземпляров. Будет официальная презентация, с присутствием всех авторов, приглашением гостей и всех, кто поддержал мою идею и поверил мне.

Успешное завершение проекта, то есть сбор необходимой суммы, возможен если у тебя есть 1000 друзей в соцсетях, готовых сделать как минимум по 5 репостов с просьбой поддержать, если есть СМИ, готовые разместить новость. Каждый день нужно заниматься продвижением и рекламой. Нужно научиться просить и прощать, если тебе отказывают. И, конечно, всегда помни про то, что большую часть ты, скорее всего, доложишь сам. 

Что ты сейчас читаешь по теме travel-журналистики, что стоит прочесть блогерам с данной тематикой?

Ю.Щ.: — Я люблю читать. И бизнес-литературу, и классику. В первом случае, ищу поддержку, мотивацию, готовые решения. Во втором — расширяю свой кругозор, освежаю память, да просто расслабляюсь! Нет книг, которые учат писать. Есть набор произведений, которые могут — при грамотном использовании — поставить автору систему координат. Тургенев, Салтыков-Щедрин, Чехов, Гоголь, Булгаков, Набоков, Вайль, Куприн, Ильф и Петров, Лондон…

Этим летом я с удовольствием перечитала Довлатова. Понравилась книга «Английский дом. Интимная история» Люси Уорсли. Дочитываю «Путеводитель как феномен массовой культуры» Ирины Руцинской.

«Мода на “яканья” проходит, блогеры хотят писать профессионально»

travel

Мы тут недавно в Hello, Blogger задались вопросом: «Блогинг — это новые медиа?». Каково твое мнение на этот счет?

Ю.Щ — Мне кажется, блогинг — это старые новые медиа. Когда я училась на журфаке 15 лет назад, у нас была одна видеокамера и один диктофон на факультете. Телефонов не было ни у кого, компьютер у двоих на десять человек. Интернет только–только появился. Но у нас был блогинг. Мы встречались с друзьями, общались, выражали свое мнение, но у нас не было глобальных средств связи, чтобы поделиться новостями с бОльшим количеством людей. А сейчас есть соцсети, приложения, сайты. И в этом смысле — блогинг это новые медиа, потому что средства для передачи контента и общения с миром новые.

Меня удивляет, когда говорят, что блогеру доверяют больше, чем автору журнала, и вообще напрягает возня между взаимоотношениями «журналист-блогер». Мы все занимаемся одним и тем же — пишем и фотографируем. И в журналистике, и в блогинге есть люди, которые безответственно относятся к подготовке текстов, — копипастят информацию, не проверяют ее, не стремятся рассказать что-то новое, выдвигают на первый план себя. Это плохие авторы, и страшно, что они формируют общественное мнение о чем-либо. А есть профессиональные журналисты и блогеры, которые любят своих читателей и дорожат их вниманием. У таких авторов на первом плане интересный контент, желание поделиться увиденным, быть полезным своему читателю.

Ты пришла к созданию школы после многолетнего опыта в журналистике. Как считаешь, что блогер может позаимствовать из журналистики?

Ю.Щ.: — На журфаке мы учили историю искусств, риторику, культурологию, стилистику и редактирование. Когда 5 лет ты изучаешь Слово, Текст и учишься работать с Информацией, ты ведешь себя по-другому, более ответственно. Плохо написанный текст или неправильная информация может повлиять, ранить, вдохновить или убить. Журналиста за клевету посадить могут! Поэтому, я рекомендую быть ответственным за то, что ты пишешь. Если пишешь, что Испанская лестница в Риме насчитывает 138 ступеней, то ты должен быть уверен в этом, а не предполагать.

Человек, который по природе своей журналист, он пишет не за овации, а потому что он жить не может без своей профессии. Я не избалована лайками и комментами. Я делаю свою любимую работу, мне от этого спокойно и хорошо. Доктор филологических наук Л. Свитич написала книгу «Профессия: журналист». Рекомендую почитать на досуге, особенно ту часть книги, где приводится профессиограмма журнализма. Если узнаете себя в проявлении творческих способностей или в моральных качествах — вы точно на своем месте.

А какие форматы материалов, на твой взгляд, стоит использовать в блоге? Интервью, авторские колонки, подкасты, фоторепортажи? И стоит ли концентрироваться только на чем-то одном?

Ю.Щ.: — Блогер — он сам себе СМИ и может выбирать формат материалов, периодичность выпуска контента по своему желанию. Хорошо получается тогда, когда тебе интересно работать в данном формате. Например, тебе трудно писать, ну не получается у тебя это делать грамотно и интересно. А может ты круто снимаешь? Так сфокусируйся на этом! Только нужно разбираться, в чем отличие одного формата от другого. Прочитай, что такое авторская колонка, учись придумывать интересные подписи к своим фотографиям. Поиграй с форматами, посмотри, что нравится тебе и аудитории.

«Интервью — это глубокая беседа, а не игра в “вопрос-ответ”»

travel-tur

Многие блогеры делают интервью. Но читаешь текст и понимаешь: ничего ценного, сплошная «вода». Как получить интересные ответы на свои вопросы?

Ю.Щ.: — Чтобы ответы были интересные нужно придумать хорошие вопросы, уметь их задавать, а потом выуживать из той большой беседы, которая называется интервью. Весь процесс выглядит так: определи, с кем ты хочешь поговорить, потом подготовься к беседе, далее договорись о времени и месте, на встрече растворись в своем собеседнике, дома расшифруй запись и найди новое и интересное, о чем рассказал твой герой, завизируй текст у него и скажи, когда выйдет материал.

Распространенная ошибка — незнание темы, о которой собирается говорить организатор интервью со своим собеседником. Думает: «Встретимся, я что-нибудь поспрашиваю, а человек сам расскажет». Вообще не так! Нужно готовиться: знать, чем занимается герой вашего интервью, что происходит сейчас в его жизни, найти и прочитать предыдущие интервью. Понять, что ты хочешь у него узнать.

Текст на основе интервью может представить вашего собеседника глупым и скучным, или наоборот, прибавить ему несколько очков популярности. Нужно быть готовым поддержать беседу: и мимикой, и заинтересованностью, и собственным суждением, готовностью поспорить с какими-то высказываниями. Раскрываться герой начинает тогда, когда понимает, что он тебе действительно интересен.

Помню одно интервью, я тогда работала на телевидении. Снимали программу ко Дню Победы, мне нужно было поговорить с узницей концлагеря Равенсбрюк. Мы сели напротив друг друга, и я стала слушать. Она рассказывала о том, как ее с сестрой спас молодой немецкий солдат, сделав вид, что не заметил, как они спрятались под лавкой, когда лагерь эвакуировали. Она останавливалась, вытирала слезы, и в какой-то момент я почувствовала, что тоже плачу. Я взяла ее руку, так мы вместе с ней и сидели: она рассказывала и плакала, а я слушала и плакала.

«Выездной мастер-класс — экономия времени для тех, кто ищет себя»

creators camp

Давай поговорим о выездных мастер-классах, которые вы организуете. Что получает участник выездной практики и как это помогает ему развиваться?

Ю.Щ.: — Выездные практики я организую уже 3 года. Это дополнительный образовательный проект внутри школы Travelogia. С участниками мы побывали в Грузии и Италии. В практиках, помимо путешествия, мы уделяем время обучению по нашим темам. Создаем настоящие условия для отработки всех нужных качеств и навыков у авторов и фотографов. Практика всегда посвящена теме travel или food, участники учатся писать тексты или фотографировать.

В практике есть преподаватель — человек, который ведет мастер-классы. Он разбирается в теме, у него есть конкретный результат. То есть ты получаешь доступ к телу 24 часа, потому что он путешествует вместе с группой, а не в отдельном лимузине. Ему можно задать вопросы, попросить совета, консультации. И он не откажет, сославшись на занятость. Вот где настоящий, сильный нетворкинг и обучение! У участника есть несколько дней, чтобы понять, интересует ли его эта тема, будет ли он дальше в ней развиваться, нужно ли тратить деньги на дополнительное обучение.

Представь, с тобой на практику едет редактор National Geographic Traveler Дарья Петрягина. Ты видишь, как она работает в путешествии, как общается и пишет заметки, ты можешь подойти к ней и задать вопрос, да просто без вопроса подойти и поговорить о вечном. Наступает момент истины для участника: «А оно мне надо? А я смогу также? А я этого хочу?».

А сколько по времени создается программа для выездных мастер-классов?

Ю.Щ.: — Примерно 3-4 месяца. Это не тур с посещением достопримечательностей по стандартной программе. У нас авторский маршрут, интересные встречи. Например, когда я составляла программу по Армении, я нашла известного на весь Ереван мастера по изготовлению дудуков. Это такой национальный армянский музыкальный инструмент. Я нашла его телефон, позвонила и уговорила встретить нашу группу, показать, как он делает инструмент, настраивает его. Мастер удивился, потому что раньше никто не просил его об этом, но мою просьбу одобрил.

Из чего складывается стоимость курса школы?

Ю.Щ.: — Стоимость курса состоит из двух частей: вознаграждение преподавателю и моя часть. Но если преподаватель может потратить эти деньги на себя, то я трачу на весь механизм, который называется Travelogia. Я плачу налоги, веду бухгалтерию, трачу на администрирование сайта и рекламу. Рассчитывая стоимость курса, я думаю о том, кто его купит. У нас есть ученики, живущие в Италии, Англии, Германии, Японии. Для них, в переводе на доллары, наши курсы стоят не дорого. А вот для России курс за 8-12 тысяч рублей потянут не все. Тем не менее, ученики из России тоже есть, и не только из крупных городов. Мне пишут и благодарят за то, что наши онлайн-курсы многим дают возможность учиться на расстоянии, а не только тем, кто может приехать на мастер-класс в Москву или в Санкт-Петербург.

Мне импонирует западный подход к образованию: люди постоянно вкладываются в себя. Учатся на курсах, участвуют в форумах и конференциях, в общем легки на подъем. И дело тут не только в разнице валют. В России людям и на бесплатные мероприятия идти лень.

Тот, кто хочет учиться за деньги, должен отдавать себе отчет, зачем он это делает. Потраченных денег не будет жалко, если ты приходишь с конкретной целью — учиться и развиваться. Ты постоянно должен повышать свой профессионализм, нельзя оставаться на уровне того минимума знаний, которые ты когда-то получил. Нужно настроить себя на то, что учиться надо всю жизнь. Да, и за знания, чаще всего, придется платить.

Фотографии из личного архива Юлии Щукиной. Фотографы: Константин Калишко, Екатерина Скобель.

Анна Неретина Автор: Анна Неретина
Поделиться
Плюсануть
Запинить
Класснуть
Отправить
Вотсапнуть


Вам может понравиться