20 декабря
Режиссер проекта «Великое Противостояние» Никита Ковальчук: «Будущее YouTube — шоу Трумэна в масс-среде»

Автор YouTube-канала «Картавый футбол» и режиссер известных интернет-проектов о том, как создавать успешные вирусные ролики и менять блогосферу.

Режиссер проекта «Великое Противостояние» Никита Ковальчук: «Будущее YouTube — шоу Трумэна в масс-среде»

Фильмы с блогерами подвергаются критике: основной «пунктик» — плохая актерская игра. Почему, на твой взгляд, так происходит? Как ты оцениваешь таланты блогеров?

Никита Ковальчук: Блогеры — не актеры, а персонажи, которые попадают в предлагаемые обстоятельства. Они не учились, у них мало опыта, и поверьте, то, что некоторые из них делают на площадке, — настоящее человеческое чудо.

Многие блогеры думают, что раз они уже популярны, то должны быть, как один, Гэри Олдменами. Это не так. Часть блогеров, выходя из зоны комфорта, превращаются в абсолютно неуверенных в себе людей, которые не понимают, что им делать. К счастью, таких в нашем сериале не было.

Может ли любой ютубер стать актером? Или все-таки для этого нужны определенные навыки?

Н.К.: Олдмен уже все сказал, крича на баскетбольный мяч. Не надо этого. Нужно просто нам, людям, которые пишут, снимают, придумывают, помнить, что мы должны создавать историю вокруг блогеров, наполняя их мир новыми вещами, а не придумывая мир за них. Тогда аудитория будет «верить» тому, что видит. И не пытаться внедрить персонажа в историю.

Я искренне уверен, что во всем виноват режиссер, и если персонаж в кадре не существует по-настоящему, вина на режиссере, а не на актере. У меня не было на площадке актеров, и я не требовал от блогеров ими быть.

Безусловно, дайте больше времени, дайте репетиции, которых вообще не было, читку сценария, возможность с каждым блогером поработать персонально больше 15 минут, и вы увидите разительно другой результат, потому как ребята хотят учиться и не филонят! Но так не бывает, никто не даст столько времени, и это отговорка в пользу слабых.

Так что главная задача сейчас — модифицировать истории под блогеров, а не гнать блогеров в историю. И тогда претензии по игре уйдут. Вернее, не уйдут — это же интернет, тут критик критиком погоняет, — но сойдут на минимум, точно.

Давай поговорим в связи с этим об отзывах о «Великом Противостоянии». Как можешь прокомментировать претензии к Полине Зиновьевой (поклонники проекта подвергли ее образ критике — прим. авт.)?

Н.К.: На самом деле, то, что предъявляют Полине, — моя вина. Я почти всем персонажам сериала придумал образы, а Полину оставил Полиной! И она была сама собой в обстоятельствах, которые вокруг нее возникали. И я наблюдал огромное желание и хороший результат такого «выхода в мир».

Другое дело, что ей незачем было прятаться, как, например, делал Эльдар или Гурам — у них был чуждый им образ, который мимикрировал их актерские недочеты. Полина же играла саму себя, а зритель не готов верить в такие реалии, им нужны образы, и чем они контрастней, тем лучше. Так что все нападки на Полину я воспринимаю на свой счет —  я виноват, и я прошу у нее прощения за это.

Почему «Великое Противостояние» стало вирусным проектом? Как удалось достичь таких успешных показателей (равных охватам успешного ТВ-проекта)?

Н.К.: Потому что такого не было! Никто не делал сериалы, никто не пытался придумать свой вариант «Звездных войн», это был огромный шаг вперед.

Мы перестали бояться, мы избавились от этого страшного комплекса «интернета», где мол, все должно быть очень хендмэйдное. Мы стали понимать, что YouTube — это аналог кабельного ТВ в США. Зритель сам выбирает себе повестку дня, сам решает, что смотреть, имеет максимально быструю отдачу от продукта.

В России ТВ мечтает о таких вещах и боится одновременно, понимая, что в 70% из 100 они не попадают в аудиторию. Так что создание сериала, подключение туда разных блогеров, смешивание стилей, высоченное качество продукта, и в придачу грамотный подход к работе с результатом после — вот вам и вирусность, вот вам и успех!

Как любое открытие, новое, невероятное, этот проект проходит несколько стадий. В первом сезоне был прорыв идейный, сейчас, как мне кажется, мы превзошли выпущенное в интернете в плане качества картинки и подхода к ней.

Далее нас ждет, я уверен, более глобальный подход к сценарной части, где блогеры будут вписаны в историю еще более органично! «Великое Противостояние» —  уникальный проект, потому что уже второй год подряд устанавливает вектор развития и планку качества всем остальным. Теперь снимать хуже, чем у нас, будет уже моветон, делать большой сериал не в 4К — как-то уже не круто будет, и я горжусь, что мы смогли все вместе сделать так, чтобы эта революционность ВП продолжилась. Я уверен, в третьем сезоне мы снова сотворим мини-революцию в интернете.

В «Великом Противостоянии» отличный интерактив со зрителем. Дай, пожалуйста, 3-5 советов, которые помогают вовлечь аудиторию.

Н.К.: Профи рядом, которые понимают, что интересно зрителю. На самом деле, я по-настоящему поражен: как много можно сделать, если знать буквально в лицо своего зрителя!

Мы четко понимали, что интересно и что цепляет основного зрителя, и при этом умудрялись не забывать о новом, возможно, более взрослом зрителе, давая и ему возможность найти свое в нашем сериале. И интерактив работал так же.

- Дайте аудитории загадку, которая поможет развитию сюжета, сделайте ее (аудиторию) ответственной за жизнь или смерть героев.

- Четко поймите, кто за что отвечает. Эльдар — свет, и все его тысячи зрителей хотят, чтобы Эльдар выиграл. Персонализация очень важна.

- Дайте больше фана — я до сих пор считаю, что #яимперецильича — самый гениальный хештег в мире.

Правильное использование и микс из интерактивов – от «фана» до «решай судьбу» — и вот у вас аудитория, которой не все равно.

Как такие проекты меняют блогосферу, рекламу и кино (если, конечно, меняют)?

Н.К.: Конечно, меняют. Мы знаем, что можем. Мы знаем, как сделать лучше. Мы развиваемся. Я повторюсь, подобные проекты еще ярче подсвечивают простую мысль: пока ТВ умирает, мы тут, в интернете, создаем свое кабельное телевидение. С правилами, которые жестоки, но при этом честны. С самым большим месседжем и самым честным — нормально делай, нормально будет.

Без ТВ-шных прикрас и непрозрачности рейтингообразования. Подобные проекты говорят всему миру: YouTube — это не контент фриков, а качественный развлекательный портал, где креатив/качество/талант соединены как никогда плотно и органично.

Мы не просто покажем в кадре планы с продуктом, а позволим аудитории самой прийти к мысли, что продукт им нужен, создадим совершенно другой уровень лояльности и любви к бренду. За этим будущее.

Ты сам ведешь популярный канал. Как ты считаешь, каковы основные факторы твоего успеха?

Н.К.: Успеха? Не смешите! Я работал на площадке с людьми, где у каждого минимум 800К аудитории. Другое дело, что я монополист в своем сегменте, старичок и ветеран — уже 5 лет как делаю «Картавый футбол». Я, как и «Великое Противостояние», был первым, создал формат и жанр, и как и принято у первооткрывателей, которые с головой, — не теряю позиций.

Мое шоу очень камерное, личное — я долго говорю, минимум час. Я друг для каждого зрителя, который со мной таким образом болтает. Это не типичные ролики по 7 минут, а такой олдскульный подкаст на час. Под меня едят (смеется — прим. авт.). Вот в чем успех — мой голос отлично помогает пищеварению.

Как ты относишься к успешным реалити-шоу, которые захватили ТВ? В чем такая феноменальная причина популярности?

Н.К.: В скучной жизни. Мы с вами, в большинстве своем, мыши в колесе. У нас весьма однотипный вид из окна. Наш день можно собрать, как пазл, и он вряд ли будет сильно отличаться от предыдущего. Нам скучно, и лишь немногим хватает духу это менять.

Таких людей мы называем чудиками, и втайне им завидуем. Но зависть — это плохо, и нам на помощь приходят реалити. Жизнь, которой мы не живем, гипертрофированность эмоций и событий, сразу все 7 грехов в минуту. И конечно, возможность поиграть в Великого Наблюдателя, оставаться сверху, смотреть и осуждать.

Реалити — это мини-жизнь нашего эго, которую мы проживаем без рисков в роли Бога. Богом быть трудно, но очень хочется. И желательно без последствий. Вот почему популярны реалити и почему их так много на ТВ. Я хочу сделать пару реалити в интернете, но немного по другим законам, вот сейчас работаю над этим.

Будущее за ютуб-сериалами? Или ТВ, видеохостинги, сериалы сольются в единый какой-то формат?

Н.К.: Мир всегда стремится к объединению. И, конечно, мы сольемся. Вопрос только один: кто будет сверху, кто будет главным. ТВ уверено, что оно. Раньше ТВ не замечало интернет, потом было легкое раздражение, потом — снисхождение. Сейчас — заигрывание, когда якобы более сильный пытается образумить слабого. Но это временно — я уверен, что именно за интернетом будущее, потому и ушел из ТВ сюда.

Следующим шагом ТВ будет война с интернетом, когда все силы будут брошены на то, чтобы взять из интернета все лучшее и реализовать на ТВ, мы уже видим подобные попытки.

Так что задача интернета — сделать то же самое. Что такое ТВ — это качество, вот поэтому я пришел сюда — дать миру, полному креатива, идей, талантов, быстрого отклика аудитории — достойное качество. И тогда интернет победит, и именно его реалии будут править лет через 15.

Будут и сериалы, которыми рулит зритель, альтернативная реальность смотрения, целые миры, где живут любимые персонажи в 24-часовом формате, этакие Шоу Трумэна в масс-среде.

Я не уверен, что все из перечисленного нам на пользу, но знаю точно: если мы будем делать все правильно и предъявлять к себе высокие требования — это во благо.

Анна Неретина Автор: Анна Неретина


Вам может понравиться